История собора Живоначальной Троицы лейб-гвардии Измайловского полка. XIX век


Строительство

img002

 

Фасад каменного собора л.-гв. Измайловского полка. В. П. Стасов. 1831 г.

 

 

 

Макет купола Свято-Троицкого Измайловского собора.

 

 

img005

 

Главный иконостас Свято-Троицкого Измайловского собора.

 

 

img006

 

Троицкий собор Измайловского полка. К. П. Беггров. 1836. Фрагмент

 

 

img009

 

Измайловцы у собора во имя Святой Троицы л.-гв. Измайловского полка.

Неизвестный художник 1840-е. Фрагмент



img023

 

Часовня во имя св. блгв. вел. кн. Александра Невского 

на фоне Свято-Троицкого Измайловского собора.

 

Каждый петербуржец знает величественный белоснежный собор с синими куполами, что находится сразу за Фонтанкой, на Измайловском проспекте. В годы большевистского режима оскверненный а сегодня возрождающийся, украшаемый, этот собор поистине является символом государства Российского.

 

Солнечным теплым днем 13 мая 1828 года звон колоколов города возвестил о том, что в Петербурге дoлжно быть новому собору. Митрополитом Петербургским и Новгородским Серафимом, в присутствии Императрицы Марии Феодоровны, наследника цесаревича Александра Николаевича (будущего Императора Александра II), был торжественно заложен новый храм. Самый большой православный храм в России, один из самых величественных и прекрасных соборов Православной Церкви.

Собор возводился в честь Святой Живоначальной Троицы, и строился он для императорского полка, на поле боя не знавшего поражений, – лейб-гвардии Измайловского полка.

 

Сам полк был сформирован Высочайшим указом Императрицы Анны Иоанновны 22 сентября 1730 года и был третьим после Преображенского и Семеновского полков. Наречен полк был по месту жительства Императрицы – селу Измайловскому, недалеко от Москвы.

Своей церкви полк не имел, так что солдатам и офицерам приходилось посещать другие приходы. В сентябре 1732 года в Петербург была доставлена походная церковь, на лугу у речки Фонтанки собрана и освящена. Но и теперь церковь стояла лишь летом. На зиму, с заморозками, ее разбирали.

В 1743 году в новопостроенной Измайловской слободе была собрана деревянная церковь. Однако церковь оказалось недостаточно просторной.

В конце 1752 года полк подал Императрице Елисавете Петровне всеподданнейшую просьбу начать строительство новой церкви, которая была построена на том самом месте, где ныне стоит Собор. Строительство продолжалось два года, и 1 июня 1756 года храм был освящен. Однако 7 ноября 1824 года церковь св. Троицы была необратимо повреждена наводнением - вода, доходившая до половины высоты Престола, перебила все окна, разломала ограду, амвон, пол храма, замочила ризницу.

 

Решение построить для Измайловского полка каменный собор взамен обветшалой деревянной церкви принял император Николай I. В высочайшем рескрипте, данном 2 октября 1827 года, государь отмечал: в память о том времени, когда он командовал лейб-гвардии Измайловским полком, он желает построить новую церковь на деньги Кабинета его императорского высочества. Николай I хотел, чтобы новый храм, как и деревянная Троицкая церковь, имел три придела: главный – в честь Святой Троицы, южный  - св. Марии Магдалины, северный – св. мч. Иоанна Воина. Вмещать собор должен был 3000 человек.


Руководили строительством три человека: сам император, архитектор Василий Петрович Стасов, автор проекта, и инженер Петр Петрович Базен, глава Комитета для строений и гидравлических работ в Санкт-Петербурге. Николай I лично контролировал весь процесс, утверждал проекты, что порой серьезно усложняло работу – уже готовые решения приходилось переделывать, сообразуясь с художественным вкусом государя. Впрочем, иногда зодчим удавалось отстаивать свою точку зрения.


Торжественная церемония закладки Свято-Троицкого Измайловского собора состоялась в день полкового праздника Пятидесятницы 13 мая 1828 года. Ни император, ни его супруга не присутствовали – из-за войны с Турцией Николай I должен был сопровождать войска. Императрица Александра Федоровна путешествовала по югу страны. На торжество пожаловала только вдовствующая императрица Мария Федоровна с внуком, будущим императором Александром II. Военное командование представляли главнокомандующий граф  П.А. Толстой, военный генерал-губернатор П. В. Голенищев-Кутузов, бывший командир полка генерал-адъютант М. Е. Храповицкий. Митрополит Санкт-Петербургский Серафим (Глаголевский) совершил молебен. Первый камень в основание нового храма положила вдовствующая императрица Мария Федоровна. Присутствующие положили в основание храма «приготовленные на сей случай нового чекана платиновые монеты». От Измайловского полка присутствовал только 3-й батальон. Два другие встретили этот день в Турецком походе.


Впереди были семь лет сложной работы.


Разрабатывая проект Свято-Троицкого Измайловского собора, Василий Стасов руководствовался идеей триумфа России и русской армии. Величественный храм своими огромными размерами уступал только Исаакиевскому собору, который уже строился в это время в Петербурге.


Согласно плану, собор представлял собой равносторонний крест  с нетрадиционным расположением глав – по осям креста. Венчал постройку массивный центральный барабан, доминирующий над всем зданием.    


Весь 1828 год шло устройство фундамента – почвы на месте строительства оказались сложными. Вместо предполагавшихся 5500 было забито 9000 четырехсаженных свай. Фундамент выложили из тосненской плиты на известковом растворе, цоколь – целиком из гранита. Стены и колонны возводились из кирпича с металлическими связями из полосового и брускового железа. К осени 1829 г. здание было возведено до фронтонов портиков. В следующем году началось возведение центрального барабана с куполом, представлявшее наибольшую сложность. Из-за ошибки в расчетах в августе 1830 года 16 колонн, на которые приходилась нагрузка от купола, дали трещину. Из-за этого ЧП Василий Петрович Стасов решением Николая I был отстранен от работы и посажен на сутки на гауптвахту. Петру Базену пришлось решать инженерную задачу по укреплению колонн и устойчивости главного купола. Исправление недочетов продолжалось более года.


Но на этом проблемы с центральной главой не закончились. В апреле 1832 года была завершена обшивка купола, а в мае установлена золоченая глава и крест. Центральный купол украсили 280 золоченых звезд, малые – по 208. К концу ноября купол был освобожден от строительных лесов и предстал во всей красе, но уже через три месяца – в ночь на 23 февраля 1833 года - главный купол сорвало бурей. Была повреждена одна из малых глав. Лишь по счастливой случайности никто из людей не пострадал.


Когда в два часа дня на место происшествия прибыл Николай I, вокруг собора еще валялись части разбитого на мелкие кусочки креста, раскиданные ветром листы медной обшивки, обломки стропил и кирпичей, сброшенный с барабана измятый и поврежденный каркас купола едва держался, навалившись на восточную главу. Падением купола была частично повреждена кирпичная кладка.


Началось следствие. Комиссия из знаменитых инженеров, математиков, архитекторов нашла целый ряд конструктивных ошибок, допущенных Стасовым при проектировании купола и послуживших причиной катастрофы. Архитектор снова был наказан – пять суток гауптвахты и внесение записи о случившемся в личное дело.


Разработку нового проекта купола император поручил Базену. Через четыре месяца после катастрофы тот представил проект купола на стропилах из сухого дерева, а также проект устройства колокольни в западном куполе.  


Осенью 1834 года новый купол уже был покрыт медью и загрунтован, а весной живописных дел мастер Федор Иванович Брандуков покрыл его кобальтом с золотыми звездами. Купола у прежней деревянной церкви были зелеными. Исторически зеленый был цветом Измайловского полка. В январе 1830 г. Стасов предложил покрыть купола медью с обраткой поверхности кислотою, которая бы придала цвет зеленой патины. Идея была одобрена, однако уже 26 августа 1831 года Николай I пожелал заменить зеленую окраску на голубую с золотыми звездами «как в Москве на Архангельском и в Твери на Тверском соборе».Стасов сдела несколько вариантов проекта. В сентябре он получил резолюцию государя покрыть купола "цветом светло-синим, как на воротниках мундиров Семеновского полка, и звезды сделать сплошь по всему куполу гораздо более, как означено карандашем". 24 октября новый проект окраски был утвержден.


Колокола для собора были отлиты известным ярославским мастером Иваном Оловянишниковым. Больших колоколов было четыре, и еще несколько средних и малых.
В течение 1835 года шла отделка фасадов, выполнялись и устанавливались лепные украшения, скульптуры. Фигуры для ниш в портиках были заказаны скульптору Самуилу Гальбергу. Фигуры ангелов и наружный фриз между гирляндами лепщики отливали по двум моделям, исполненным скульптором Иваном Леппе. Стилизованные античные жертвенники на треножниках из чугуна и штампованного железа для балюстрад вокруг четырех малых барабанов были изготовлены заводчиком Карлом Грейсоном и установлены к 1 мая 1836 г.
Для оформления интерьера Свято-Троицкого Измайловского собора пригласили из Ярославля крепостного живописца Тимофея Медведева, известного своими работами в храмах Поволжья. Вместе со своим сыном Петром он расписал купола. Были расписаны и арки, но их Николай I приказал забелить.


Для написания икон Василий Стасов пригласил маститых художников: ректора Академии художеств Василия Шебуева, профессора Алексея Егорова, бывшего профессора Андрея Иванова (отца знаменитого художника Александра Иванова), академика Василия Сазонова и т.д. Заказ был очень почетный и прибыльный.


Торжественное освящение собора состоялось накануне праздника Святой Троицы, 25 мая 1835 года. Все три престола были освящены в один день. Освящение северного придела в честь св. мч. Иоанна Воина было совершено архимандритом Нилом (Исаковичем) в сослужении духовенства. Освящение южного придела в честь св. равноа. Марии Магдалины было совершено архим. Феодотием (Озеровым) также в сосолужении духовенства. Освящение главного престола и первую Божественную литургию возглавил митрополит Московский и Коломенский Филарет (Дроздов) в сослужении наместника Александро-Невской лавры архимандрита Палладия (Белевцова), ректора Санкт-Петербургской духовной академии архимандрита Платона (Городецкого) и столичного духовенства.


На торжество собрался весь Измайловский полк, пришли прихожане. Император не присутствовал: он только вечером вернулся из Москвы и посетил собор с супругой и цесаревичем Александром. Осмотрев храм, Николай I остался недоволен написанными академиками иконами .Он приказал отказаться от этих работ и потребовать у авторов задаток.


По мнению специалистов, причиной неудачи маститых художников стало то, что они не учли специфику места, где были расположены иконы, а также форму иконостаса.


Новые иконы император поручил выполнить художнику Николаю Майкову, самоучке, не имевшему никакого художественного образования. Однако и его работы не всегда удовлетворяли государя. Поэтому часть образов, написанных академиками, остались. Таким образом, в главном иконостасе оказались следующие иконы: в Царских вратах – Благовещение работы Майкова и евангелисты работы Егорова; над иконостасом в круглой раме и резном золоченом сиянии изображение Господа Саваофа работы Майкова; работами Майкова заменены центральные иконы в первом ярусе – Спасителя и Божией Матери и во втором ярусе – свв. Николая Новгородского и княгини Ольги, свв. равноапп. Константина и Елены. Также в иконостасе  были: иконы ветхозаветной Святой Троицы (явление Бога Аврааму в виде трех ангелов), св. царицы Александры, свт. Николая Чудотворца, св. Александра Невского, св. апостолов Петра и Павла, Марии Магдалины, свв. архистратига Михаила и Анны Пророчицы, великомученицы Екатерины, свв. Андрея Первозванного и праведной Елисаветы. На Горнем месте находился образ работы Майкова – Взятие Божией Матери на небо с изображением апостолов.


Над алтарем устроители собора утроили сень, которую венчала надпись «Сим знаменем победиши», огромный золоченый крест и символ Духа Святого в виде голубя. Знаменитую фразу  «Сим знаменем победиши», которая предрекла победу византийскому императору Константину, написал своей рукой лично император Николай на проекте иконостаса.  


В 1859 году в Свято-Троицкий Измайловский собор были переданы огромные иконы работы Тимофея Неффа, предназначавшиеся для Исаакиевского собора, но затем замененные на мозаичные копии. Образы Спасителя, Божией Матери, святого Исаакия Далматского,  святого благоверного князя Александра Невского, святых апостолов Петра и Павла, святителя Николая Чудотворца, великомученицы Екатерины окончательно сформировали внутренний облик храма.


Вообще, внутреннее убранство Троицкого собора было предельно лаконично и упорядочено. Старинные полковые образа сгруппировали в особые киоты, не было характерного для небольших храмов беспорядочного скопления маленьких и средних икон. Большинство икон были дарами государей или вкладами военнослужащих. 

 
Сам храм казался очень светлым за счет обилия белого цвета, пяти световых барабанов  и огромных полуциркульных окон.


Среди особо почитаемых святынь был старинный образ Воскресения Христова в серебряной ризе с мощами святых Иоанна Златоуста, первомученика архидиакона Стефана, великомученицы Варвары, а также частицей древа Креста Господня. Также прихожане особо чтили икону Успения Божией Матери и икону Божией Матери «Всех скорбящих Радость».

 

Часовня

В 1893 году при Троицком соборе решили построить часовню в память о чудесном спасении царской семьи при крушении поезда 17 октября 1888 года и наследника престола 29 апреля 1891 года.


Крушение поезда, на котором находился император Александр III со всей семьей, произошло в селении Борки ныне Южной железной дороги из-за превышения скорости состава. Царская семья, хоть и оказавшаяся в эпицентре катастрофы, не пострадала. Покушение на будущего императора Николая II было совершено во время его кругосветного путешествия в японском городе Отсу. Находившийся среди полицейских японский фанатик ударил цесаревича саблей по голове. К счастью, удар оказался легким, и Николай Александрович серьезно не пострадал.


После долгих согласований часовню решено было построить на углу Измайловского проспекта и 1-й Роты (ныне – 1-й Красноармейской улицы).


Проект часовни безвозмездно выполнил прихожанин собора гражданский инженер Сергей Кондратьев. Подрядчиком строительства также был прихожанин и инициатор строительства – личный почетный гражданин Алексей Горячев.

  

Заложили часовню 17 мая 1894 года. На торжественной церемонии присутствовал князь Константин Константинович, служивший тогда в Измайловском полку, именитые прихожане и полк в полном составе. Часовню возвели за год и освятили 19 мая 1895 г.

 

Здание часовни построено по образцу и в стиле Троицкого  собора: это тоже равносторонний крест с небольшими портиками на двух колоннах коринфского ордера, с треугольными фронтонами. Высокий купол выкрашен в голубой цвет и украшен золотыми звездами. В восточном окне помещен уникальный витражный образ Христа Спасителя.

 
Измайловцы – прихожане Троицкого собора

Каждого, кто входил в Троицкий собор, поражало количество военных трофеев, находившихся здесь. На самом почетном месте, у клиросов, помещались действующие полковые знамена. Здесь же, за правым клиросом, в 1850 г. было установлено полученное полком в 1813 г. Георгиевское знамя с надписью «За отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России в 1812 г.».  Оно напоминало о подвигах измайловцев в Бородинском сражении.


Новые трофеи появились в храме во время Крымской войны 1853-1856 гг. Турецкие знамена, орудия, значки, флаги захваченных в сражениях вражеских кораблей…


На самых видных и почетных местах в соборе находились трофеи русско-турецкой войны 1877-1878 гг., в которой лейб-гвардии Измайловский полк не только принимал участие, но и совершил немало подвигов и заслужил много наград. Война за освобождение балканских православных славянских народов вызвала по всей России огромное сочувствие и поддержку. Названия мест сражений и имен героев были у всех на устах. Трофеи этой войны встречали входящих уже в притворе, у главного входа в храм. Здесь были и знамена, и значки, взятые в крупных сражениях этой кампании, собранные нашими войсками брошенные знамена и значки бежавших турецких подразделений, найденные в оставленных турками городах и крепостях.
Эта компания была последней, в которой принимал участие лейб-гвардии Измайловский полк. Во время русско-японской войны гвардия оставалась в столице.


На стенах полкового храма с момента его освящения появились мраморные доски с именами погибших в сражениях и умерших от ран офицеров. Доски помещались в восточной части храма, у клиросов главного придела. Свято-Троицкий собор – один из первых полковых храмов с памятными досками. В годовщины крупных сражений, в которых измайловцы понесли большие потери, всегда служились панихиды.


Украшением собора стали и пушки. Первые четыре турецкие пушки были пожалованы Троицкому собору после сражения под Горным Дубняком, где Измайловский полк своим мужеством обеспечил победу.

Орудия были перевезены в Петербург. Идея соорудить памятник из пушек принадлежит императору Александру II, но реализовал ее уже император Александр III, который лично курировал проект.

        
Проект памятника выполнил военный инженер-капитан Г. М. Житков, после его доработал член Кабинета архитекторов Давид Гримм. Памятник, получивший название колонны «Воинская Слава», представляет собой сооружение из пяти ярусов более 100 трофейных орудий разного калибра. Он увенчан фигурой Победы. Чугунная база колонны украшена четырьмя турецкими мортирами, а на углах помещены названия мест важнейших сражений русско-турецкой войны 1877-1878 гг. На массивном гранитном пьедестале были установлены бронзовые памятные доски с именами лиц императорской фамилии, перечнем всех частей войск, принимавших участие в освободительной войне на Балканах, и хронологическим изложением хода военных действий. На нижнем поясе колонны указаны имена участников создания памятника.


Торжественное открытие колонны состоялось 12 октября 1886 г. – в годовщину сражения под Горным Дубняком и стало всероссийским праздником. В Петербург прибыли представители военных округов и всех родов войск, участвовавших в той войне. Для совершения молебна у памятника были приглашены полковые священники, участвовавшие в войне и имевшие наперсные кресты на Георгиевской ленте.


«Гражданские» прихожане Свято-Троицкого собора

Несмотря на то, что Троицкий-Измайловский собор являлся полковым храмом, он был еще и популярным среди гражданского населения: столица Российской империи стремительно росла, расширялось и количество прихожан. Известно, что к концу XIX в. в соборе исповедовалось до 7-8 тысяч человек в год.


В 1867 году в Троицком соборе состоялось венчание Федора Михайловича Достоевского с Анной Григорьевной Сниткиной. Второй для писателя брак оказался счастливым, вместе они прожили до самой смерти классика.


Осенью 1894 года Измайловский собор стал свидетелем прощания с выдающимся композитором и пианистом, первым директором Санкт-Петербургской консерватории Антоном Рубинштейном. Отпевание и похороны состоялись 16 ноября, в день 65-летия композитора.


Клирики и прихожане собора вели активную благотворительную деятельность. В 1845 г. открылся приют для детей-сирот военных с лазаретом. С 1870 г. благотворительная деятельность распространилась не только на солдат Измайловского полка, но и на гражданское население прихода. При соборе было создано Общество вспоможения бедным, в состав которого вошли причт собора, командир и офицеры полка и состоятельные прихожане. Число членов общества в разные годы составляло от 120 до 140 человек. Каждый жертвовал, как мог: кто-то вносил свой вклад безвозмездны трудом, состоятельные благотворители вносили единовременно более 100 рублей. Многие жертвователи ежемесячно выделяли по рублю… Членом-благотворителем Общества с 1893 г. стал святой праведный Иоанн Кронштадтский. Он вносил значительные средства в благотворительный фонд. Активно помогал Обществу и великий князь Константин Константинович.


В 1897 г. Общество обрело свой собственный дом. Официально он имел название «Дом императора Александра III для призрения бедных прихода Троицкой лейб-гвардии Измайловского полка церкви». А в обиходе его так и называли – Измайловский дом. Здание с незначительными перестройками сохранилось и до наших дней по адресу: 10-я Красноармейская улица, 7.
Благотворительная деятельность Общества выражалась в содержании приютов для девочек и мальчиков и в выдаче пособий бедным, а после постройки Измайловского дома – еще и в религиозно-нравственных чтениях и в предоставлении прихожанам в наем комнат по сравнительно недорогим ценам.


К началу XX в. Свято-Троицкий Измайловский собор был крупнейшим в Петербурге духовным, просветительским и социальным центром.

 

 

 

История собора Живоначальной Троицы Лейб-гвардии Измайловского полка. XX век
20-е годы

 

Свято-Троицкий Измайловский собор зимой. Фрагмент

 

 

img017

 

Подсудимые по делу об изъятии церковных ценностей.

В центре – митрополит Вениамин. Июнь 1922

 

 

img018

 

Иконостас бокового придела Свято-Троицкого Измайловского собора. 1938

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

fox


 Священномученик Михаил Чельцов


 

img020

 

Царские врата главного иконостаса Свято-Троицкого Измайловского собора. 1938

 

 

img021

 

Разрушения, причиненные собору во время Великой Отечественной войны

 

 

img022

 

Восстановление Свято-Троицкого Измайловского собора. 1953

 

 

 

 

 

Жизнь Свято-Троицкого Измайловского собора круто изменилась в феврале 1918 года. Известный декрет советской власти об отделении Церкви от государства превратил собор из полкового храма в обычную приходскую церковь. Полковое духовенство было упразднено, да и самого полка не стало: его казармы на многочисленных улицах-Ротах заняла Красная Армия.


Провозгласив отделение Церкви от государства, последнее, тем не менее, грубо вторглось в жизнь первой. Религиозным обществам запретили владеть собственностью, обучать детей, иметь права юридического лица и имущество. Начавшийся одновременно с Гражданской войной голод только подстегнул большевиков к расправе с Церковью, точнее, стал удобным поводом уничтожить ее как институт. Изъятие церковных ценностей объяснили необходимостью помочь голодающим, хотя вполне очевидно, что далеко не все деньги дошли до самих голодающих.


В Троицкий собор «экспроприаторы» пришли 15 марта 1922 года. Районные власти появились на пороге храма как раз в тот момент, когда шла Божественная литургия, и в соборе было большое количество прихожан. На требование выдать ценности настоятель собора протоиерей Михаил Чельцов, будущий священномученик, ответил отказом, сославшись на то, что не имеет разрешения от высшей церковной власти и прихожан. У последних священник спросил разрешения прямо с амвона, и прихожане единогласно ответили отказом. Не желая идти на прямой конфликт с большим количеством верующих, большевики ушли.


Но уже через месяц райисполком заставил отца Михаила подписать соглашение о передаче церковных ценностей. В губфин отдел увезли полный комплект золотых священных сосудов 1830-х гг. – дар к освящению храма; 86 серебряных риз, 2 венка, 2 лампады и 2 венца с драгоценными камнями. Значительную часть ценностей храма прихожанам удалось откупить: за месяц верующие собрали сотни серебряных предметов – ножи, вилки, ложки, кувшины и т.п. и внесли их в качестве выкупа. Таким образом они спасли от уничтожения 29 риз, все 14 Евангелий, все 9 крестов и 40 предметов церковной утвари.  Всего из Троицкого собора с учетом выкупа было вывезено около 2 кг золота и 300 кг серебра.


Тем не менее, именно в сопротивлении декрету об изъятии церковных ценностей большевики обвинили митрополита Петроградского и Гдовского Вениамина (Казанского), арестованного 31 мая 1922 года. Вместе с ним арестовали и ближайших к нему священнослужителей и мирян, в том числе заведующего митрополичьей канцелярией, настоятеля Троицкого собора протоиерея Михаила Чельцова. В спешке был сформирован процесс. На скамье подсудимых оказалось 86 человек. Отец Михаил, разделивший тюремную участь вместе со своим сыном Павлом, категорически отрицал какую-либо вину.        


«Мне уже 52 года, мне смерть не может быть страшной. Жаль семерых детей, тяжело сознание, что умру невинным, но обвиненным», – сказал он в зале суда.
5 июля 1922 года был объявлен приговор: 10 человек, в том числе отца Михаила, приговорили к расстрелу, большую часть – к тюремному заключению или принудительным работам. Оправданы были только 22 человека. 40 дней провел отец Михаил в камере смертников, в молитве, а по истечении этого срока он узнал о замене расстрела заключением. ВЦИК помиловал шестерых из приговоренных к сметной казни, а четверых, в том числе владыку Вениамина, расстреляли в ночь на 13 августа.


Выйдя на свободу в ноябре 1923 года, отец Михаил не смог вернуться к служению в Свято-Троицком Измайловском соборе, так как храм в это время оказался захвачен обновленцами. Один из известнейших и авторитетнейших пастырей Русской Православной Церкви получил назначение в церковь Воскресения Христова (Мало-Коломенскую Михаила Архангела).


Обновленчество декларировало цель «обновления Церкви»: демократизацию управления и модернизацию богослужения. Выступало против руководства Церковью Патриархом Тихоном, заявляя о полной поддержке нового режима и проводимых им преобразований. Время, которое Троицкий собор был храмом обновленцев, было очень тяжелым. Члены причта перешли в обновленческое движение после ареста о.М. Чельцова. Был сформирован новый приходской совет, лояльный к сложившейся ситуации. Однако паства значительно поредела. В результате у причта не было средств даже на отопление собора, и богослужения в будни перенесли в часовню.


В конце декабря 1924 года под давлением большинства прихожан община Свято-Троицкого собора все-таки вернулась в Патриаршую Церковь. Почти все члены причта после покаяния и наложенной на них епитимьи были оставлены в храме. Настоятелем был назначен известный священник, митрофорный протоиерей Николай Павлович Фроловский, вместе с которым в храм пришла группа ярких священнослужителей: Павел Виноградов, Александр Маляревский, Александр Петровский, Александр Никитин и другие.


В 1924 году была закрыта часовня во имя св. блгв. вел. кн. Александра Невского. С 1930 г. в здании часовни размещалось кафе, в 1937 г. – пивной ларек, а после Великой Отечественной войны – склад.

 

В 1925 году из собора вывезли знамена лейб-гвардии Измайловского полка, трофейные турецкие флаги и ключи от взятых турецких крепостей и городов – Карса, Баязета, Лемотика и др. В дальнейшем были утрачены и вмонтированные в стены мраморные доски с именами погибших офицеров-измайловцев.           


В 1928 года решением районных властей была демонтирована колонна «Воинская Слава» – как «символ российского милитаризма» и препятствие для трамвайного движения. Варварская акция возмутила даже рабочих («Будущие поколения нас за поломки памятников назовут варварами, это факт», – писал в Смольный рабочий завода «Большевик» Иван Петров). Но никакие протесты не помогли. В январе 1930 года колонну отправили на переплавку (есть данные, что в Германию), а все трофейные орудия, окружавшие ее, уничтожили.


30-е годы  

Особой приметой 30-х годов двадцатого столетия для Свято-Троицкого Измайловского собора стали репрессии против священнослужителей. Серьезным ударом для общины стало «дело графини Зарнекау», которое сфабриковало ОГПУ после нелегального отъезда из СССР графини Екатерины Зарнекау. Знатная женщина, в числе предков которой был император Павел I, периодически посещала Троицкий собор, знала служивших здесь священников. Накануне ее побега в квартире графини бывший настоятель храма протоиерей Михаил Чельцов отслужил напутственный молебен. Не прошло и месяца, как священника арестовали вместе с несколькими прихожанами Троицкого собора. Отца Михаила обвинили в контрреволюционной агитации и принятии денежной помощи от Зарнекау. Этот арест оказался для священника шестым и последним в жизни. 7 января, в великий праздник Рождества Христова, протоиерея расстреляли – предположительно, на Ржевском полигоне.


16 июля 2005 года отец Михаил Чельцов, не предавший веру, будучи в руках чекистов, был прославлен к лику святых Русской Православной Церковью и стал небесным покровителем Троицкого Измайловского собора.


Еще одна трагическая страница в жизни собора связана с делом «контрреволюционной группы лейб-гвардии Измайловского полка» 1930-1931 гг. Дело было направлено против бывших царских офицеров, которые продолжали общаться между собой и посещать Троицкий собор, некоторые играли активную роль в жизни прихода. Группа прихожан оказалась расстреляна и отправлена в лагеря.


Решили большевики уничтожить и сам собор. В 1932 году Президиум Ленсовета постановил стереть храм с лица Земли. На его месте хотели построить театр для рабочих района – из материалов, оставшихся от разрушенного здания. Городские власти были настроены решительно, но отчаявшиеся прихожане обратились во Всероссийский центральный исполнительный комитет. После многомесячного разбирательства ВЦИК все-таки оставил собор действующим. Правда, ненадолго.


Отстояв собор у властей, община начала ремонт храма – здание к этому времени уже требовало замены проводки, кровельных работ, реставрации икон и т.д. Работы продолжались около пяти лет. Приняв окончательное решение закрыть собор, власти, скрывая это, энергично заставляли общину производить дорогостоящий ремонт. На старинное здание у большевиков были свои виды.


В это трагическое время Свято-Троицкий собор единственный раз за свою историю был кафедральным. Такое решение в декабре 1933 года принял митрополит Алексий (Симанский), будущий Патриарх Алексий I. В тот год он возглавил Ленинградскую епархию, а, поскольку Троицкий собор Александро-Невской лавры к тому времени был уже закрыт, то замену ему митрополит нашел в виде Измайловского собора. Владыка часто служил здесь. Статус кафедрального собор Пресвятой Троицы, как он тогда назывался, носил до своего закрытия в 1938 году.


Имена клириков Троицкого собора, ставших жертвами большевистской власти:


игумен Тимолай (Тимофей Артемьевич Сердюк) – выслан в Казахстан;
протоиерей Серафим Архангелов – расстрелян;
протоиерей Леонид Богоявленский (будущий новомученик) – выслан и расстрелян в Казахстане;         
протоиерей Константин Кедров – выслан и погиб в Казахстане;
протоиерей Всеволод Окунев – выслан и погиб в Казахстане;
протоиерей Арсений Росляков – приговорен к 5 годам лишения свободы;
иеромонах Гервасий (Георгий Александрович Никулин) - приговорен к 5 годам лишения свободы;
протодиакон Леонид Спартанский – выслан;
протодиакон Никифор Кабанов – расстрелян;
диакон Александр Кудрявцев – выслан;
диакон Иоанн Чернышев – выслан;
диакон Михаил Шелехов – выслан.


Не щадили и церковных иерархов. Митрополит Ленинградский и Гдовский Серафим (Чичагов) был расстрелян 30 ноября 1937 г. на Бутовском полигоне НКВД (в 1997 г. причислен к лику святых). Викарного епископа митрополита Алексия владыку Амвросия (Либина) расстреляли в том же году в Саратове, куда ранее выслали.


… В марте 1938 года храм официально был закрыт. Все духовенство было переведено в другие церкви Ленинграда. Прихожане предприняли последнюю отчаянную попытку спасти собор: зная, что ни одного священника не осталось, утром 8 апреля они, тем не менее, открыли здание и заявили о готовности бороться. Вечером повторилось то же. А еще через два дня «зачинщик», председатель приходского совета Григорий Толоконцев, был арестован по обвинению в участии в контрреволюционной организации и расстрелян.


Весной 1939 года пустующее здание передали театру им. Ленсовета для организации декоративной мастерской.   


40-80-е годы

За год до Великой Отечественной войны в Троицком-Измайловском соборе решили сделать крематорий. Такой проект одного из инженеров города лег на стол городского начальства. Впрочем, этому категорически воспротивились ученые, убедившие партийное руководство, что устраивать крематорий в центре города, и тем более в здании, являющемся памятником архитектуры, нецелесообразно.


Впрочем, собору пришлось вплотную соприкоснуться с темой смерти: в годы блокады здание использовалось для хранения трупов умерших от голода ленинградцев. По воспоминаниям блокадников, храм почти целиком был заполнен телами мертвых. В подвалах устроили бомбоубежище, некоторое время там проживали бойцы располагавшейся неподалеку зенитной батареи.


Само здание Троицкого собора пострадало от бомбежек. Серьезный вред был нанесен куполам и западному фасаду. Вообще, к концу 40-х годов храм представлял собой печальное зрелище – и это несмотря на то, что накануне закрытия в 1938 году община произвела масштабный ремонт. Не только фашистские снаряды внесли свою лепту в ужасающее состояние памятника: из-за неправильной эксплуатации здания были повреждены лепные и резные детали иконостаса, прорваны и запачканы оставшиеся образа, роспись в куполе местами осыпалась.

Нанесенные в ходе войны повреждения были устранены только в 1952-1956 гг, в ходе реставрации здания храма: в это время были восстановлены  фасады и купола, в том числе стропильная система и конструкции купола. В 1966-1967 гг. были проведены новые работы по восстановлению фасадов собора.

Хотя Свято-Троицкий собор находился под охраной государства в нем долгое время находились неотапливаемые склады, и постепенно здание приходило в упадок. 

Такая ситуация продолжалась вплоть до 90-х годов. В прессе периодически появлялись публикации о хищениях, разрушениях, пожарах, которые устраивали в соборе подростки и бездомные. 


1990-2000 годы. Возрождение собора

5 июля 1990 г. более двадцати представителей интеллигенции Северной столицы обрались к викарному епископу Ладожскому Арсению с просьбой благословить образование православной общины при соборе во имя Святой Троицы лейб-гвардии Измайловского полка.


«Мы сознаем свою ответственность перед лицом нашей Церкви и перед общественностью города за восстановление и реставрацию столь величественного храма… – говорилось в письме. – Мы трезво обдумали и взвесили свои возможности. Среди нас квалифицированные специалисты: инженеры, экономисты, юристы, научные работники, художники, психологи, искусствоведы. Мы твердо наметили посвятить свои силы делу восстановления храма, и мы уверены, что нам удастся осуществить это, не прибегая к финансовой помощи со стороны Ленинградского Епархиального управления… Подготовить храм для богослужения мы обязуемся в самые кратчайшие сроки ».


3 сентября 1990 года общину на восстановление Свято-Троицкого Измайловского собора благословил назначенный незадолго до того на Ленинградскую кафедру митрополит Иоанн (Снычев). Буквально через пять дней была установлена центральная часть временного иконостаса. 8 сентября в день Сретения Владимирской иконы Божией Матери в 10 часов утра отверзлись Царские врата, и первое за многолетний перерыв богослужение совершил первый настоятель после открытия храма протоиерей Стефан Дымша.  


Городские власти передали собор Ленинградской епархии и Приходской совет приступил к восстановительным работам. Работа предстояла колоссальная: по сути, общине передали лишь голые отсыревшие стены – отопление отсутствовало, подвалы были затоплены водой (так, что можно было передвигаться на лодках). Первое время зимой Литургия совершалась при отрицательной температуре. У священнослужителей руки примерзали к богослужебным сосудам.


Ремонтно-восстановительные работы начались с откачивания воды в подвалах, осушения помещений и остекления окон в храме.


В конце 1990-1991 г. был создан (в основном трудами художника Константина Иванова) и полностью установлен временный иконостас. Из Музея истории религии храму передали иконы и церковную утварь. Многие иконы жертвовали прихожане.


В 1991 году, в праздник Вознесения Господня, собору была передана часовня во имя святого благоверного великого князя Александра Невского. 


В 1993 году богослужения в соборе проводились уже четыре дня (настоятелем в это время являлся протоиерей Сергей Чевяга). Начала возобновляться прежняя традиция патриотической деятельности общины: было создано общество святого мученика Иоанна Воина, в которое вошли и офицеры российской армии.  

    
 В 1994 году настоятелем Свято-Троицкого Измайловского собора стал митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн. 


После смерти митрополита Иоанна постановлением Святейшего Патриарха Алексия II от 26 декабря 1995 г. на Санкт-Петербургскую кафедру был назначен митрополит Владимир (Котляров). С его прибытием начался новый этап возрождения Троицкого собора. Митрополит Владимир с большим вниманием относился к богослужебной жизни и восстановительным работам в Измайловском соборе. 6 апреля 1996 года митрополит Владимир назначил настоятелем и председателем Приходского совета собора протоиерея Геннадия Бартова. 


В 1997 году на престольный праздник Пресвятой Троицы в соборе с момента его закрытия было совершено всенощное бдение во главе с Высокопреосвященнейшим Владимиром, митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским. Так была положена традиция архиерейских служб в день престольного праздника.


Отметим, что, несмотря на тяжелые работы по восстановлению, уже в эти годы клирики собора начали духовно окормлять общину при домовой часовне во имя святой мученицы царицы Александры, существовавшей при детском приюте на Лермонтовском проспекте, 51 А; прихожан домовой церкви во имя святого благоверного великого князя Александра Невского при психиатрической больнице №5 на набережной Фонтанки, 132; общину домового храма Кадетского ракетно-артиллерийского корпуса на Московском проспекте, 17. Кроме того, прихожане Измайловского собора приняли самое активное участие в становлении женской Введено-Оятской обители в Лодейнопольском районе Ленинградской области.   

 

В 1996-1997 гг. была заменена кровля в трех приделах, отреставрирована гипсовая скульптура Архистратига Михаила в нише с западной стороны собора, отремонтированы баллюстрады, проведена реконструкция временного иконостаса в главном приделе. В 2000-м году была проведена масштабная работа по обустройству части подвального помещения собора, в результате этой реконструкции собор получил сводчатый "Славянский зал" для встреч с воинами  и проведения торжественных мероприятий, а также создана художественная мастерская. 

 

 

История собора Живоначальной Троицы Лейб-Гвардии Измайловского полка. XXI век

 

img047

Пожар в Свято-Троицком Измайловском соборе. 

25 августа 2006 года

 

img049

 

Тушение пожара

 

 

img054

 

Разрушения, причиненные пожаром

 

 

img032

 

Утренняя службы во дворе Свято-Троицкого Измайловского собора. 26 августа 2006

 

 

В XXI век Свято-Троицкий собор вступил в напряженных, но все же радостных трудах по возрождению святыни: храм пополнялся иконами, росло число прихожан… В 2003 году в день своего престольного праздника Пятидесятницы собор получил в дар от президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина икону Пресвятой Троицы работы мастеров  Северо-Запада Руси XV века. Старинный образ был выкуплен за границей, куда попал после революции. Икона стала самой почитаемой святыней храма.


В том же 2003 году в Троицком соборе было положено начало доброй традиции проведения ежегодного хорового фестиваля. Проходят такие концерты в период Светлой Седмицы и по сей день.


А весной того же года митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир благословил возрождение при Свято-Троицком Измайловском соборе приюта на Лермонтовском проспекте для детей-сирот. Дореволюционная традиция помощи детям, попавшим в сложную жизненную ситуацию, получила продолжение и в 21 веке.


1 октября 2005 года произошло знаменательное событие в жизни не только собора, но и всего Петербурга. Была торжественно открыта и освящена воссозданная триумфальная колонна «Воинская Слава». Освящение колонны совершил Высокопреосвященнейший Владимир, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский. 
В тот же памятный день прошел парад частей военного гарнизона, курсантов и кадетов военных училищ Санкт-Петербурга. Организаторы постарались как можно точнее воспроизвести протокол первоначального парада в 1886 года.      


Кропотливую, планомерную работу по восстановлению собора прервал страшный пожар 25 августа 2006 года. В 17.15, во время богослужения, произошло возгорание на строительных лесах центрального купола (второго по величине деревянного купола в Европе). Почти одновременно загорелись строительные леса на северном куполе, вскоре огонь перекинулся на чердачные помещения. Богослужение не было прервано, но с допустимыми сокращениями завершено по уставу. Началась операция по спасению святых икон и богослужебной утвари.


Пожар стремительно разрастался, и вскоре его можно было наблюдать с расстояния 20-25 километров. Началось обрушение горящих оконных переплетов внутрь собора. Каменный свод центрального купола раскалился, и, казалось, он вот-вот обрушится. К счастью, этого не произошло, иначе последствия были бы катастрофическими.
С огнем было сложно справиться из-за высоты купола: ни одна пожарная лестница не могла достичь главного очага возгорания. Пришлось задействовать два вертолета Ми-8 Северо-Западного регионального центра МЧС, но на это ушло время… Только к 23 часам огонь удалось локализовать, но проливка и разборка дымящихся конструкций продолжалась до утра.


Пожар нанес собору колоссальный ущерб. Возгорание внутри здания удалось предотвратить, но полностью сгорел деревянный центральный купол проекта инженера Базена, прослуживший 170 лет. Пострадали и четыре малых купола. От воды пострадал интерьер храма, конструкции: колонны, полы, своды и т.д.


Как сообщали очевидцы, строительные леса главного купола загорелись одновременно в трех разных местах, причем на разных высотах. Однако анализ фотографий и видеофильмов, сделанных прихожанами во время ЧП, не прояснил картину событий.


Несмотря на постигшее приход бедствие, богослужебная жизнь собора не была нарушена ни на день. Уже на следующее утро, в то время как пожарные еще проливали сгоревшие конструкции, на паперти храма, под открытым небом, была совершена Божественная литургия. Как только появилась возможность совершать богослужения в соборе, они были перенесены внутрь. И все эти годы, несмотря на непрекращающийся ремонт, Свято-Троицкий Измайловский собор ни на день не закрывался для прихожан. Богослужения совершались обычным порядком. Без преувеличения, общее горе только сплотило общину.


Сразу же после ЧП был объявлен сбор денег на восстановление святыни. Через месяц после пожара Троицкий собор посетил Святейший Патриарх Алексий II. Он передал на восстановление храма 3 млн рублей. Были перечислены средства из Епархиального управления. Откликнулись на беду и настоятели храмов Петербурга. Глава римско-католической церкви Папа Бенедикт XVI пожертвовал на восстановление собора 10 тысяч евро. Свою лепту внесли и жители Петербурга. Уже в первые два месяца после пожара было собрано более 6 млн рублей пожертвований от частных лиц и организаций.


Работу по восстановлению Свято-Троицкого Измайловского собора, являющегося памятником архитектуры, координировало правительство Петербурга. Был образован Городской штаб, который возглавила глава КГИОП Вера Дементьева. Был сформирован план первоочередных работ. К зиме, благодаря общим усилиям, все четыре малых купола были укрыты от непогоды временной кровлей, специальным поликарбонатным пластиком были закрыты оставшиеся без стекол оконные проемы центрального барабана.
Благодаря спонсорской помощи работы шли оперативно. Уже летом 2007 года было окончательное решение по технологии воссоздания сгоревшего большого купола. Было принято решение не восстанавливать стропильную конструкцию, разработанную 170 лет назад Базеном, а выполнить все несущие и ограждающие элементы из клееных деревянных брусьев, а опорное кольцо – из железобетона. Проект по несущим конструкциям был выполнен ЗАО «СМФ ТВТ Стройинвест» совместно с ЦНИИСК им. В. А. Кучеренко (Москва). В ноябре того же года в Петербург из Нижнего Новгорода были привезены изготовленные там уникальные деревокленные элементы – полуарки, которые стали основой конструкции восстанавливаемого главного купола.


27 мая 2008 года – в день основания Северной столицы – были открыты восстановленные и отреставрированные малые купола Свято-Троицкого собора. А в солнечный день 9 октября 2008 года на главный купол собора был установлен крест. Это событие стало символом возрождения храма. Этот 9-метровый крест стал точной копией своего предшественника, венчавшего храм с 1835 года и погибшего во время пожара.


В 2010 году были проведены масштабные работы по отделке фасадов собора.  К этому времени было завершено продолжавшееся четыре года восстановление главного алтаря. Алтарь, освященный во имя Святой Живоначальной Троицы, предстал в своем полном великолепии, когда  в день престольного праздника Пятидесятницы Божественную Литургию возглавил митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир.


В 2011 году по благословению Святейшего Патриарха Кирилла в наш собор была навеки принесена святыня – частица мощей св. блж. Матроны Московской. Отныне не иссякает поток желающих поклониться святым мощам. Позднее рядом с мощами блаженной Матроны были помещены ковчежцы с частицами мощей святых благоверных Петра и Февронии Муромских и святых Учителей Вселенских Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста.


В 2012 году началось восстановление придела в честь равноапостольной Марии Магдалины. 4 августа 2013 года в день памяти св.равноап. Марии Магдалины было произведено освящение иерейским чином восстановленного придела в честь св.равноап. Марии Магдалины. Освящение совершил настоятель собора протоиерей Геннадий Бартов в сослужении соборного духовенства.

 

В 2015 году собор будет отмечать 180-летие со дня освящения и в 2016 году - 130-летие со дня торжественного открытия и освящения памятника "Воинская слава", который вместе с собором составил единый военно-церковной ансамбль собора Святой Живоначальной Троицы лейб-гвардии Измайловского полка. 



 

 

 

 

 

Святейший Патриарх Алексий II и митрополит Калужский и Боровский Климент.

Обращение к пастве Свято-Троицкого Измайловского собора. 26 сентября 2006

 

 

 

Собор в период проведения первоочередных консервационных работ

 

 

 

Восстановительные работы. 2008

 

 

 

Подъем креста на центральный купол Свято-Троицкого Измайловского собора.

 

 

 

 

Свято-Троицкий собор сегодня.

 

 

 

Свято-Троицкий собор сегодня.

 

 

Наверх