Лейб-гвардии Измайловский полк

 

Лейб-гвардии Измайловский полк — сформирован в Москве 22 сентября 1730 году по приказу  императрицы Анны Иоанновны, дочери Иоанна Алексеевича, родного брата императора Петра I.


image001Чтобы создать надежную опору трону, Анна Иоанновна повелела сформировать из верных людей два новых гвардейских полка - Измайловский и Конный.
Согласно Указу от 22 сентября 1730 г. Измайловский полк должен был состоять  из гренадерской роты и  12-ти фузилерных рот.


Самое первое знамя лейб-гвардии Измайловского полка  (лето 1731г.) Полотнище малинового бархата с золотыми пылающими гренадами по углам. В центре золотой вензель императрицы Анны Иоановны, наложенный на синий андреевский крест.


По штату 1731 г. лейб-гвардии Измайловский полк  насчитывает 2192 человека. Из них 6 штаб-офицеров, 56 обер-офицеров, 68 унтер-офицеров, 192 гренадеров и 1728 мушкетеров. Полк делился на 12 фузилерных рот, полковой штаб и унтер-штаб.


В августе 1731 г. полк выступил в Санкт-Петербург, который был отведен им под место постоянной дислокации.


В августе 1731 года Измайловский полк получает знамена общегвардейского образца 1726г. Как было тогда заведено, он получает одно белое знамя, считавшееся полковым и  шесть цветных. В отличие от Преображенского полка, имевшего кайму красного цвета и Семеновского имевшего кайму синего цвета, у измаловцев кайма была светлозеленой.

 

Во всех гвардейских полках поле цветных знамен было черное.

image002

На рисунке белое знамя
лейб-гвардии Измайловского
полка обр. 1726г.

 

В 1735 г. Императрица Анна Иоанновна приняла звание полковника  Измайловского полка.

 

В 1736 г., в ходе Русско-турецкой войны, в соответствии с Указом Императрицы, от каждого гвардейского полка в действующую армию было отправлено по одному батальону. Батальон измайловцев, под командованием подполковника Бирона, выступил в поход в январе 1737 г. Поход проходил в очень тяжелых условиях - под палящим солнцем, в безводных степях, воду приходилось везти с собой в бочках. Турки и татары подожгли сухую траву, и войска шли среди горящей степи. Много солдат умерло от болезней и тягот похода, от внезапных набегов татарской конницы еще задолго до подхода к Очакову.


Штурм Очакова начался с атаки Измайловского батальона, который возглавил лично главнокомандующий Миних.
Турки отбили штурм, и сделав вылазку, погнали русские войска от крепости. Прикрывал отступление армии все тот же батальон измайловцев. В честь их храбрости одни из крепостных ворот были названы "Измайловскими", а капитан Измайловского полка Нащокин получил "начальство над всеми гвардейскими чинами".

 

Под стенами Очакова измайловцы показали пример мужества и доблести.


После взятия Очакова, в связи с наступлением зимних холодов, армия была отведена на зимние квартиры. Измайловский батальон перешел в г. Воронеж.


В ходе следующей кампании 1738 года, измайловцы под командованием Бирона неоднократно участвовали в боях с турками.

 

В 1739 г., в ходе последней компании, армия подошла к д. Ставучаны, около которой располагался лагерь турецких войск. Миних приказал Бирону совершить ложный маневр на правом фланге, для чего дал ему гвардейские батальоны и несколько армейских полков. Турки приняли атаку Бирона за основные силы русских, и обрушили на него всю мощь своей армии. В это время Миних атаковал левый фланг турок, в результате чего турецкая армия была разбита и уцелевшие бежали в крепость Хотин.


Девятнадцатого августа крепость пала. Этим война была закончена, вскоре был заключен мир, и войска вернулись в Россию. Измайловский батальон вернулся в Санкт-Петербург в январе 1740 г.


За участие в Русско-турецкой войне Измайловскому полку были пожалованы 2 серебряные трубы. Это был первый случай награждения серебряными трубами в Русской Армии.

 

На рисунке слева  гренадерский  обер-офицер лейб-гвардии Измайловского полка ( 1742 г.).


На офицерский чин указывают серебряный горжет на груди у воротника, офицерский шарф с кистями через правое плеча, пышный султан на шапке-гренадерке и обшивка золотым галуном бортов кафтана, обшлагов и камзола.


Их форма отличалась от гренадерской тем, что камзолы были красные, штиблеты черные, шляпы треуголки, а не шапки, и в строю офицеры имели не ружье, а эспантон.


За время войны в Санкт-Петербурге для гвардейских полков были построены слободы. Измайловскому полку было отведено место между Фонтанкой и шоссе в Царское Село.


Осенью 1740 г. императрица Анна Иоанновна сделала последний смотр своему Измайловскому полку, ибо через несколько дней, 17-го октября скончалась.

 

На рисунке справа мушкетерские офицеры полка в   разных формах этого же периода.


Восшедшая на престол Елизавета Петровна приняла на себя высочайшее шефство над   Измайловским полком.


В 1741-м г. началась война со Швецией. От гвардии на войну было отправлено 1500 чел., в т.ч. 369 чел. от Измайловского полка. В течение пяти месяцев войны, несмотря на участие в сражениях, измайловцы не потеряли ни одного человека.


В 1754 г., в районе Измайловской слободы, была заложена полковая деревянная церковь, строительство которой закончилось в 1756 г.

В 1763 году гвардейские полки получают знамена нового рисунка.  Они в целом повторяют рисунок знамен, введенных Петром III, но в углах знамен вензель Петра III заменен на вензель Екатерины II. В Измайловском полку лучи, расходящиеся из центра традиционно светло-зеленые ( против красных и синих у преображенцев и семеновцев). Одно знамя в полку белое. Оно одновременно считается полковым и знаменем первой роты. Во всех остальных ротах поле знамен черное.

image005

Белое знамя лейб-гвардии
Измайловского полка обр. 1763г.


В 1788 г. началась война победоносная со Швецией, на которую были призваны и первые батальоны гвардейских полков. Сводный гвардейский отряд под командованием премьер-майора Измайловсокго полка Арбенева, выступил в поход 17 апреля 1789 г. и направился в Финляндию.
Отличились и измайловцы - секунд-майор Кушелев был награжден орденом Св. Георгия 3 степени, а нижние чины получили медали на Георгиевских лентах с надписью "За храбрость на водах Финских Августа 13-го 1789 года".


Особо отличились солдаты Никита Охотников, Гаврила Печонкин, Федор Сучков и Гаврила Ильин. За кампанию измайловцы потеряли убитыми капитан-поручика Дьякова и 2-х солдат, без вести пропали 55человек.


В 1796 г. Екатерина скончалась, и императором стал Павел I.

image005

На рисунке мушкетеры
лейб-гвардии Измайловского
полка в павловской униформе.


С воцарением императора Павла I, в Русской Армии, и, в частности, в её военной форме, вновь возобладали прусские мотивы, большим поклонником которых являлся Павел Петрович. В первый же день своего восшествия на престол, император ввел новую форму в гвардии (всего в течение почти пятилетнего царствования Павла цвет и покрой мундиров Русской Армии и Гвардии менялся неоднократно).


Именно в царствование Павла I на воротниках гвардейских офицеров появляется золотое шитье, которое в каждом полку имело особый  рисунок. На рисунке слева мушкетерские офицеры лейб-гвардии Преображенского и Измайловского полков. В нижней части рисунка шитье на воротнике Измайловского полка.  Это шитье  офицеры-измайловцы   будут носить на воротниках вплоть до самой революции 1917 года.


В 1800 г. Павел назначил шефом полка Великого Князя Николая Павловича и повелел вместо деревянных казарм построить каменные.


С 03.06.1799 по 28.01.1808 гг. командиром полка был генерал-майор (с 22.01.1800 г. генерал-лейтенант) Малютин Петр Федорович.


В годы царствования Императора Александра I на долю Измайловского полка пришлось немало сражений, славы и крови.


10 августа 1805 г. 1-й и 3-й батальоны Измайловского полка выступили из Петербурга в Австрию в составе 60-ти тысячного русского войска для участия в войне с Наполеоном.


20 ноября 1805 г. произошло сражение при Аустерлице. Лично руководивший французской армией Наполеон разбил союзную русско-австрийскую армию, которая стала отступать с поля битвы. В этот момент армию от уничтожения спасла русская гвардия и в, частности, 1-й батальон Измайловского полка под командование полковника Храповицкого. Батальон измайловцев выстроился в линию, и тихим шагом, под музыку, пошел на атаковавших французов. Эта контратака русской гвардии впоследствии вошла во все учебники, выпущенные в Европе и России. Французы были остановлены, русско-австрийская армия была спасена от полного разгрома. При этом 3-й батальон измайловцев пошел в штыки на засевшую во рву французскую часть и переколол всех до одного. Гвардейцы отступили только после того, как посланные Императором Александром гусары передали приказ об отходе.


После заключения мира с Францией измайловцы вернулись в Петербург (7 апреля 1806 г.). Их встречал лично Император на Московской Заставе, в 10 верстах от города.


Менее чем через год, 14 февраля 1807 г. Измайловский полк снова выступил из столицы - Россия шла на помощь Пруссии, и русские войска 2-го июня снова встретились с французами, при Фридланде в Восточной Пруссии. В ходе жестокого сражения полк потерял почти всех своих офицеров и большинство солдат (например, из 520 солдат батальона полковника Храповицкого выбыло из строя 400 человек). Даже при таких потерях полк не потерял управление и совершал маневры под огнем неприятеля словно на обычных учениях. За сражение при Фридланде солдатам Измайловского полка было пожалован 231 Знак Отличия Военного Ордена (учрежденного 13 февраля 1807 г.).


После заключения очередного мира с Францией (27 июня в Тильзите) полк прибыл в Петербург (24 августа 1807 г.).


Однако отдых продлился недолго… Уже 27 сентября 1808 г. 2-й батальон полка выступил в Финляндию для участия в войне со Швецией.  Здесь полк вновь отличился в ходе обходного маневра графа Строганова, когда русские части по льду форсировали Ботнический залив и атаковали шведов.


С 28.01.1808 по 29.10.1811 гг. полком командовал генерал-майор Башуцкий Павел Яковлевич.


В 1811 г. командиром полка был назначен доблестный полковник Храповицкий Матвей Евгеньевич.


Наступил 1812 г. 7 марта Измайловский полк во главе с полковником Храповицким выступил под Вильно в состав 1-й Западной армии генерала от инфантерии М.Б.Барклая де Толли, где   вместе с лейб-гвардии Литовским полком  составил 2-ю гвардейскую бригаду гвардейской пехотной дивизии генерал-лейтенанта Н.И.Лаврова 5-го пехотного (гвардейского) корпуса Великого Князя Константина Павловича ( 7.8.1812 г. командование корпусом принял генерал-лейтенант Н.И.Лавров).


В августе "Великая армия" императора всех французов вторглась в пределы России.


Полк отступал от границы вместе с 1-й Армией к Дриссе, Полоцку, Витебску на Смоленск. В ночь на 6 августа полк в  составе армии оставил Смоленск   и по Пореченской дороге двинулся к Московскому тракту.
 

 

Лейб-гвардии Измайловский полк в Бородинском сражении

Бородиинское сражение  — крупнейшее сражение Отечественной войны 1812 года между русской армией под командованием генерала М. И. Кутузова и французской армией Наполеона I Бонапарта. Состоялось 26 августа (7 сентября) 1812 года у села Бородино, в 125 км на запад от Москвы.


В битве при Бородино 26 вгуста измайловцы покрыли себя неувядаемой славой. Будучи поставлены сначала в резерв, измайловцы, вместе с литовцами и финляндцами, вскоре были выдвинуты в первую линию и стали в каре левее деревни   Семеновской, в месте, вошедшем в историю как "Семеновские высоты". Как только полки построились, их внезапно атаковали французские кирасиры из корпуса генерала Нансути. Подпустив неприятеля на 50 шагов, измайловцы дали залп. Атака была отбита. Однако через некоторое время кирасиры, усиленные конно-гренадерами, снова атаковали измайловцев, литовцев и финляндцев. Встреченные стройными залпами, французы понесли тяжелые потери - до русских рядов доскакали только кирасирский полковник с несколькими кирасирами. Храбрецы были подняты на штыки солдатами Измайловского полка.


После неудачных кавалерийских атак французы направили на измайловцев, литовцев и финляндцев огонь 400 орудий. За несколько часов из строя только Измайловского полка выбыло 26 офицеров и 800 нижних чинов, однако измайловцы лишь плотнее сжимали ряды.


Каждый второй гвардеец был убит. И в это время французы снова бросились в решительную атаку на Семеновские высоты, намереваясь разгромить левый фланг русских. Но гвардейцы выдержали атаку. Вскоре подоспели русские кавалеристы и обратили французов в бегство.


Вот что писал Кутузову генерал от инфантерии Д.С. Дохтуров: "Не могу с довольную похвалою не отозваться о примерной неустрашимости, оказанной в сей день полками лейб-гвардии Измайловским и Литовским. Прибывши на левый фланг, непоколебимо выдерживали они наисильнейший огонь неприятельской артиллерии; осыпанные картечью ряды, несмотря на потерю, прибыли в наилучшем устройстве, и все чины от первого до последнего, один перед другим, являли рвение свое умереть прежде, нежели уступить неприятелю. Три большие кавалерийские атаки неприятельских кирасир и конно-гренадеров на оба полка сии отражены были с невероятным успехом, несмотря на то, что были совсем окружены. Неприятель с крайним уроном прогнан огнем и штыком. Одним словом полки Измайловский и Литовский покрыли себя, ввиду всей армии, неоспоримую славою".


Высоко отозвался о храбрости измайловцев и сам фельдмаршал М.И.Кутузов в письме к императору Александру I: “Полки лейб-гвардии Измайловский и Семеновский, пришедшие на левый фланг 3-й пехотной дивизии, с непоколебимой храбростью выдерживали наисильнейший огонь неприятельских орудий и, невзирая на понесенную потерю, пребывали в наилучшем устройстве. Полки лейб-гвардии Измайловский и Литовский, в сем сражении покрыли себя славою в виду всей армии, быв атакованы три раза неприятельскими кирасирами и конными гренадерами, стояли твердо и, отразив их стремление, множество из оных истребили.”


За сражение при Бородино Измайловскому полку впоследствии были пожалованы Георгиевские знамена с надписью "За отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России в 1812 г.".


Все офицеры получили награды, нижние чины - 850 Знаков Отличия Военного Ордена, причем Император Александр лично возложил Знаки на гренадер роты Его Высочества Павла Герасимова и Трофима Иванова.

 

image007         
       Лейб-гвардии Измайловский полк при Бородино. Картина художника А.Е. Коцебу, середина XIX в.

 


После Бородинской битвы Измайловский полк отступил со всей армией через Москву. Многие раненные измайловцы были оставлены в госпиталях в Москве, и разделили судьбу раненных русских солдат других полков, которых французы раздели и бросили во рвы, где они насмерть замерзли либо были сожжены живьем.


В 1813 г. полк принял участие в Заграничном походе Русской Армии.


В апреле 1813 г. измайловцы приняли участие в сражениях при Люцене и Бауцене, а 16 и 17 августа при селениях Цегист и Кульм. Цегист, обороняемый отрядом в 72 батальона французской пехоты, 500 кавалеристов при 80 орудиях, был взят Егерским и Измайловским полками. Измайловцы водрузили свои знамена на захваченной позиции, и в течении 10 часов вместе с егерями обороняли Цегист от стремящихся взять его обратно французов. Благодаря этому русские войска беспрепятственно дошли до Кульма. При Кульме Измайловский полк вместе с Егерским сражаясь без отдыха в течении 2-х суток неоднократно переходил в штыковые атаки, поддерживая основную часть русских войск, за что Измайловский полк получил Георгиевские трубы, а 163 солдата получили Знак Отличия Военного Ордена. Из 1300 чинов, бывших в Измайловском полку к началу сражения, выбыло из строя: убитыми и умершими от ран - капитан Уков, поручик Чагин, подпоручик Скаржинский, прапорщик Жолобов и 41 солдат; пропавшими без вести - 86; раненными - генерал Храповицкий (3 ранения), 18 офицеров, 412 солдат.


После Кульма Измайловский полк, участвуя в ряде сражений, дошел до Парижа, куда в числе прочих русских частей вступил 19 марта 1814 г. Вернулись измайловцы в Петербург только 30 июля 1814 года вместе с 1-й гвардейской дивизией, которую вел лично Император Александр I через Триумфальные ворота.


image008В последствии, распоряжением шефа Измайловского полка, императора Николая I, на ежегодные торжества по поводу изгнания наполеоновских войск за пределы России, наградные знамена полка выносились  за пределы Измайловского собора. Этот рескрипт и Высочайшие грамоты о пожаловании в память заслуг во время Отечественной войны Измайловскому полку Георгиевского знамени и Георгиевских труб, помещенные в золотые рамки размещались на время торжеств на стенах близ главного алтаря.


В память об отличии полка в Бородинском сражении в 1813 г. была написана икона свв. Адриана и Наталии, память которых празднуется в этот день. Она стала храмовым образом полковой церкви, а после постройки каменного собора была украшена серебряной ризой,  перенесена в южный придел в честь св. равноап. Марии Магдалины и помещена в северных дверях иконостаса.


На аналоях Измайловского собора в резных позолоченных рамах находились иконы, имевшие отношение к военной истории полка. В южном приделе хранился образ свт.Николая чудотворца, связанный с Отечественной войной 1812 г. и заграничными погодами. Многие солдаты Измайловского полка, награжденные за храбрость медалями в память этой войны, после увольнения отдавали в дар или завещали полковому храму свои награды. Однако позднее указом императора было запрещено принимать в храм медали за войну 1812 г. Тогда из этих медалей была отлита риза для образа Николая Чудотворца. Риза была посеребренная и  позолоченная, со сборным венцом, Евангелие и митра, украшенные цветными камнями и четырьмя изумрудами, и края ризы были покрыты белой филигранью с финифтяными образами.
В 1912 году в ходе торжеств, посвященных 100-летию Бородинской битвы, на Бородинском поле был установлен памятник Измайловскому полку.


Знаки отличия:

1.    Полковое знамя — георгиевское, с надписью: «За отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России 1812 г.», с андреевской юбилейной лентой.
2.    Две георгиевские трубы, с надписью: «За отличие оказанное в сражении при Кульме, 17 августа 1813 г.»
3.    Две серебряные трубы, пожалованные имп. Анной Иоанновной за взятие Очакова, 1737 г.
4.    Знаки на шапки с надписью: «За Горный Дубняк, 12 октября 1877 г.»

 

Шефы полка

•    1730 — 1735 — генерал-адъютант,  граф, фон Левенвольде, Карл Густав
•    1735 — 1740 — императрица Анна Иоанновна
•    1740 — 1741 — император Иоанн Антонович
•    1741 — 1761 — императрица Елизавета Петровна
•    1761 — 1762 — император Пётр III
•    1762 — 1796 — императрица Екатерина II
•    1796 — 1796 — император Павел I
•    1796 — 1800 — великий князь цесаревич Константин Павлович
•    1800 — 1855 — император Николай I

•    1855 — 1881 — император Александр II
•    1881 — 1894 — император Александр III

•    1894 — 1917 — император Николай II

 

Известные люди, служившие в полку

•    Булатов, Михаил Леонтьевич — генерал-губернатор, герой екатерининских войн с Турцией, военачальник во время русско-шведской войны 1808—1809 гг. и в эпоху Наполеоновских войн.
•    Вольф, Николай Иванович — генерал-лейтенант, участник Кавказской войны.
•    Козлов, Александр Александрович — генерал от кавалерии, генерал-адъютант, в разное время Петербургский градоначальник, Московский градоначальник.
•    Романов, Константин Константинович — член Российского Императорского дома, генерал-адъютант (1901), генерал от инфантерии (1907), генерал-инспектор Военно-учебных заведений, президент Императорской Санкт-Петербургской академии наук (1889), поэт, переводчик и драматург.
•    Милорадович, Михаил Андреевич - русский генерал, один из предводителей русской армии во время Отечественной войны 1812 года, генерал-губернатор Санкт-Петербурга
•    Романов, Константин Константинович (младший) - русский князь императорской крови, сын великого князя Константина Константиновича и великой княгини Елизаветы Маврикиевны, правнук императора Николая I.

 

 

 

Присяга л.-гв. Измайловского полка Екатерине II 28 июня 1762 года.

Неизвестный художник. Середина XVIII в. Фрагмент.

 

 

 

Императрица Анна Иоанновна. Неизвестный художник. 1730-е

 

 

 

Великий князь Николай Павлович, будущий император Николай I

в мундире л.-гв. Измайловского полка. Дж. Лоу, 1820-е

 

 

 

Торжественное возвращение в Санкт-Петербург русской гвардии через Нарвские триумфальные ворота. И. А. Иванов. 1815

 

 

 

Император Николай II в форме л.-гв. Измайловского полка на Измайловском проспекте. Май 1904

 

 


Слово Святейшего Патриарха Кирилла в 200-летнюю годовщину Бородинского сражения

8 сентября 2012 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил на Бородинском поле благодарственный молебен «в воспоминание избавления Церкве и Державы Российския от нашествия галлов и с ними двадесяти язык».


По окончании богослужения Предстоятель Русской Церкви обратился к собравшимся с Первосвятительским словом.

image010Дорогие владыки, отцы, братья и сестры!


Сегодня, в тот самый день, когда произошла Бородинская битва, здесь, на батарее Раевского, мы совершаем молитвенное поминовение героев наших, жизнь свою положивших за Отечество. По случайному совпадению, сегодня за Литургией согласно церковному Уставу читалось Первое послание к Коринфянам, где есть удивительное слова: «От каждого домостроителя требуется всегда оставаться верным» (см. 1 Кор. 4:2). Не может быть построен дом, если семья распалась. Не может созидаться государство, не может укрепляться общество, если оно распадается. Невозможно выиграть сражение, если люди теряют верность. И как замечательно, в связи с посланием апостола Павла к Коринфянам, вспомнить слова Лермонтова: «и клятву верности сдержали мы в Бородинский бой»!


Что же такое верность? Это способность идти вперед, невзирая ни на опасности, даже смертельные, ни на искушения, ни на соблазны, ни на влияние среды; идти вперед для достижения идеалов, которые являются священными. Оставаться верным значит всегда служить этим идеалам. Если мы хотим, чтобы народ наш был единым, то требуется, чтобы за свои идеалы люди были бы готовы отдать жизнь.


Сегодня массовая культура навязывает нам другие идеалы. Однако никто не будет отдавать жизнь только за увеличение зарплаты или за улучшение условий быта. Никто не будет отдавать жизнь, чтобы завтра жить чуть лучше, чем сегодня. Жизнь отдают только за то, что священно, а священным может быть только то, что Бог вложил в сознание людей. И в первую очередь это великие Божии заповеди, которые отобразились в нравственном законе рода человеческого, а в основании этого нравственного фундамента такие понятия, как любовь к ближнему, любовь к стране своей, к народу своему. Эти понятия, освященные Божественным авторитетом, становятся непререкаемыми. Ничем другим невозможно объяснить, как здесь, на этом поле русское воинство лицом к лицу противостояло армии двадесяти язык, возглавляемой Наполеоном. Это не были только французы — пол-Европы здесь по принуждению, а кто-то и по убеждениям, сомкнули свои ряды, чтобы сокрушить Русь.


Мы знаем, что этого не получилось — именно потому, что от каждого домостроителя требуется всегда оставаться верным. Может быть, этих слов не знали буквально те, кто защищал батарею Раевского или Багратионовы флеши, или кто рубился на флангах, или кто наступал лоб в лоб на превосходящего силой противника. Но они сохраняли верность тому, как любовь к Богу и любовь к Отечеству преломлялись в их сознании, в их воле, в их чувствах.


И сегодня, 200 лет спустя, мы преклоняем головы перед их подвигом, учимся у них верности Богу, народу своему, Отечеству. И знаем точно, что, если не потеряем этой верности, то сохраним великую неприступную силу и сумеем не только оборонять свое Отечество, но и устроять его, восходя от силы к силе.


Сегодня по церковному календарю день памяти принесения в Москву Владимирской иконы Божией Матери. В далеком 1395 году, через 15 лет после Куликовой битвы, Тамерлан решил сокрушить Москву и пошел на нее несметным полчищем. Тогда принесена была в столицу великая святыня земли нашей — Владимирская икона Божией Матери. Горячо молился народ наш о спасении Первопрестольного града, и по непонятным для историков причинам, необъяснимым образом Тамерлан не пошел на Москву. В этот же день сюда, на Бородинское поле, 200 лет назад была принесена Смоленская икона Божией Матери, перед которой, преклонив колена, молились Михаил Илларионович Кутузов и все наше воинство. Как замечательно этот священный момент отображен в замечательном фильме С. Бондарчука «Война и мир»! В то время, когда говорить о вере было невозможно, сколько светлых чувств породил в сердцах наших людей один этот эпизод коленопреклоненного фельдмаршала и русского воинства!


Сто лет назад, когда царь-страстотерпец Николай II возглавил здесь, на этом поле, празднование 100-летнего юбилея, из Смоленска вновь была принесена та же самая икона. И сегодня, в день празднования 200-летия Бородинской битвы, мы также принесли сюда тот же чудотворный образ. Он стоял рядом с алтарем, воздвигнутым в Спасо-Бородинском монастыре, перед которым мы сегодня преклоняли колена за Отечество наше, за Церковь нашу, за народ наш, дабы никакие враги — ни физические, ни духовные — не могли поколебать устоев нашей народной жизни и чтобы никакая сила никогда не могла оторвать наш народ от веры, которая через сердце воспламеняет ум, порождая чувство преданности и верности стране и народу своему.


Пусть Господь примет в Свои Небесные обители души тех, кто жизнь свою положил на Бородинском поле и на всех полях Великой Отечественной войны 1812 года, равно как и Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. Верим, что те, кто душу свою положилза други своя, по заповеди Христовой, блаженны в Его Небесном Царстве. Помолимся о нашем Отечестве, о народе нашем, чтобы Господь сохранил всех нас в единстве, в единомыслии, в силе духа, в ясности мыслей, в крепкой вере, в уважении друг к другу вне зависимости от наших религиозных и национальных различий. И верим, что многонациональная Русь сохранится всегда единой, сильной — и духовно, и материально. Об этом молимся мы в день, когда 200 лет назад на этом месте решилась судьба нашего Отечества. Аминь.

 

 

 

Полковые церкви

Самой первой церковью Измайловского полка была… палатка. Ее удобно было брать в поход, и можно было использовать в расположении полка – в летнее время, разумеется. Устройство походной церкви было вверено поручику Автоному Савелову. Ему наказали, чтобы он «приложил свое прилежное старание, дабы оная церковь построена была лучшим материалом». На палатку купили красный кумач, а на подбой – зеленую тафту. 12 июля 1733 года походная церковь была установлена в полковом лагере на берегу Фонтанки.
Состояла походная церковь из складного иконостаса, священных сосудов (сначала оловянных и медных, а потом и из более дорогих металлов), туда был передан полный комплект богослужебных книг. Престол был установлен таких размеров, как и в постоянных храмах. Подобные полевые условия, конечно, делали служение полкового священника довольно тяжелым: при перемещении полка он должен был следить за сохранностью церковного имущества, порой сам грузить его на телеги и сопровождать на новое место. Ему приходилось расставлять и собирать церковную палатку, а после, усталому, совершать богослужение. Пыль и грязь проезжих дорог, дождь и непогода межсезонья, постоянные поиски временного пристанища – обыденные составляющие жизни полкового священника.


Походная церковь сопутствовала Измайловскому полку во всех военных кампаниях. После сражений священник совершал благодарственный молебен, не реже – служил панихиды по погибшим воинам.


Как мы уже отметили, летом походную церковь использовали и в постоянном расположении Измайловского полка в Петербурге. Однако зимой военным приходилось ходить на другой берег Фонтанки, в Переведенскую слободу к церкви в честь Вознесения Господня. Но там было полно прихожан, поэтому измайловцам порой приходилось участвовать в службе… на улице.


«… Случается, что солдаты Измайловского полка больше вне церкви стоят, на стуже, и службы Божией многократно не сподобляются слушать», - писал майор Иван Шипов.
Через несколько лет, в 1742 году, в строящейся Измайловской слободе для размещения храма было отведено одно из только что построенных зданий полковых «светлиц». Этот вариант тоже оказался неудачным – в небольшом здании с очень низкими потолками было тесно и душно.


«Как во всей церкви, так наипаче и в алтаре над самым престолом, где Св. Тайны совершаются, великая бывает капель от многолюдного собрания», - докладывал полковой священник Алексей Гусев.


Еще через 10 лет, в 1752 году, императрица Елизавета Петровна дала свое согласие на строительство полковой церкви. Храм был заложен два года спустя на просторном свободном участке на Полковой улице вблизи Фонтанки – на том самом месте, где сейчас стоит собор. Закладку 1 июля 1754 г. совершил архиепископ Санкт-Петербургский и Шлиссельбургский Сильвестр (Кулябка). Строительство продолжалось два года. Новый деревянный храм на каменном фундаменте освятили во имя Святой Троицы (полковой праздник), а его придел – в честь св. мч. Иоанна Воина (он был устроен в память придела церкви Вознесения Господня, где прежде молились измайловцы).


Интересно, что Троицкая церковь была построена по образцу южнорусских деревянных храмов. Есть даже конкретный «прототип» - церковь в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость», которая находилась в селе Кёрстово Ямбургского уезда Санкт-Петербургской губернии. На этот храм в качестве образца указал духовник императрицы протоиерей Федор Дубянский, малоросс по происхождению. Село Кёрстово было пожаловано ему государыней.


Известно, что в храм вмещалось порядка 1280 человек. Все иконы написал один из лучших в Петербурге живописцев – Федот Колокольников.


В 1760-е гг. в полку построили еще одну церковь. Она тоже была деревянная, предельно простая. Ее также освятили во имя Святой Троицы, однако в обиходе, а нередко и в документах ее называли церковью святых Адриана и Наталии, и икона свв. мчч. Адриана и Наталии стояла в иконостасе как храмовая. Этот храм серьезно пострадал во время катастрофичного  наводнения 1824 г.                    


«Вода стояла внутри в три аршина, опрокинула комоды с ризницею, сдвинула несколько с места престол, разрушила печи, замочила антиминс и книги. Чаша и ковчег были наполнены водою. Сторожа едва могли спастись, забравшись под крышу», - писал протоиерей Федор Раевский.


По его же данным, в церкви Св. Живоначальной Троицы «повредило полы, взорвало амвон, замочило всю ризницу. Прилив воды был по самые окна, вода стояла в алтаре в половину престола. Бурею вверху и внизу перебило все окна, разломало ограду, крыльца, мостки, и все это разнесло».


Повреждения были так велики, что разбор Троицкой церкви был делом решенным. Впрочем, она простояла еще четыре года, до закладки каменного собора,- после этого торжественного момента ее разобрали. Иконы, написанные для деревянной церкви, были впоследствии в большинстве своем перенесены в Троицкий собор, где находились вплоть до его закрытия в годы советской власти.    


Церковь святых Адриана и Наталии простояла до освящения каменного собора. В мае 1835 года ее разобрали. Храмовую икону мучеников передали в собор, а иконостас и остальные иконы – в церковь в честь Спаса Всемилостивого на Митрофаньевском кладбище. Они погибли во время пожара 1883 г., уничтожившего церковь.

 

 

Иконостас походной церкви л.-гв. Измайловского полка. 1894

 

 

 

Церковь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость». Кёрстово, Ямбургский уезд. 1928

 

 

 

Проект деревянной холодной церкви л.-гв. Измайловского полка. В. П. Стасов. 28 июня 1827

 

 

 

В. П. Стасов. Неизвестный художник

 

 

 

Фасад деревянной теплой церкви л.-гв. Измайловского полка. 1813-1835

 

Наверх