Вера блокадного Ленинграда

28 января 2017 года, на следующий день после того, как в Петербурге отметили День полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады, группа прихожан Свято-Троицкого Измайловского собора совершила паломническую поездку по храмам нашего города, работавшим в дни страшной осады. Погрузиться в атмосферу, в которой жила Церковь и ее люди в годы блокады, помогла измайловцам историк Анна Смирнова, с которой наши прихожане уже были знакомы по поездке в Левашовскую пустошь. В паломничество также пригласили несколько женщин-блокадниц, детьми пережившими осаду: они дополнили рассказ историка живыми свидетельствами очевидцев. Возглавил паломническую группу клирик собора иерей Сергий Кубышкин.

 

Как известно, в блокадном Ленинграде действовало 10 храмов. Одним из них был Князь-Владимирский собор на Петроградской стороне. Проезжая мимо него, паломники вспоминали, прежде всего, события Пасхи 1942 года, когда вражеская авиация совершила обстрел собора и территории вокруг него. В то раннее утро Воскресения Христова в храм стеклось огромное количество верующих: в годы Великой Отечественной войны многие жители страны Советов вновь обратились к Господу. Фашистский налет, цинично совершенный в праздник, принес большие жертвы. Бомбы повредили паперть собора, но не остановили Божественную Литургию.

 

На Серафимовском кладбище, одном из трех мемориальных блокадных погостов, отец Сергий совершил панихиду по всем, кто умер от голода, холода, бомбежек в осажденном городе. Паломники также посетили деревянный кладбищенский храм во имя преподобного Серафима Саровского, где в это время, в субботнее утро, только закончилось причащение. Возможно, принявшие Тело и Кровь Христову люди даже не догадывались, что их предшественники, молившиеся в этом уютном деревянном храме 76 лет назад, могли час (!) стоять в очереди к Чаше - так много желающих причаститься было. А священники были вынуждены совершать Таинство Евхаристии не на лучшем пшеничном хлебе и вине, как сейчас, а на черном блокадном хлебе из пайка и свекольном соке.

 

Следующую остановку сделали в церкви святого великомученика Димитрия Солунского в Коломягах, примечательную тем, что здесь в годы блокады молились летчики находившегося неподалеку Комендантского аэродрома. В этом храме можно было увидеть даже маршала Леонида Говорова, приехавшего однажды лично поблагодарить служившего здесь батюшку - протоиерея Иоанна Горемыкина. Священник, которому в годы блокады было уже за 70 лет, не только не уехал в эвакуацию, хотя такая возможность была, но и убедил сына, имевшего «бронь», уйти на фронт добровольцем. Блокадные пайки отца Иоанна и его матушки нередко использовались для совершения Евхаристии. Ослабевший батюшка-подвижник не мог служить стоя, но все-таки пережил блокаду - еще на 14 лет! Супруги Горемыкины похоронены на территории родного храма. Месту их упокоения поклонились паломники из Троицкого собора.

 

Поездка, посвященная блокаде, конечно, не могла обойтись без посещения Пискаревского мемориального кладбища, где детки из воскресной школы и приходская молодежь возложили цветы к монументу «Мать-Родина».

 

Далее путь паломников лежал на Малую Охту. В годы блокады здесь было кладбище, где захоронили тысячи ленинградцев. После Великой Отечественной войны погост уничтожили, однако память о тех страшных событиях все-таки осталась: в 2001 году по инициативе горожан на месте кладбища построили храм Успения Пресвятой Богородицы. Этот проект стал поистине народным: петербуржцы жертвовали на строительство, покупая именные кирпичики в память о своих не переживших блокаду родственниках. В результате величественный белый храм состоит из 11 тысяч таких кирпичиков. На приходе создан и действует музей истории Ленинграда в годы блокады.

 

Завершилась поездка в Николо-Богоявленском Морском соборе - пожалуй, это символ верующего осажденного Ленинграда. Ведь именно здесь находились покои митрополита Алексия (Симанского), будущего Патриарха Московского и всея Руси. Владыка не оставил свою паству в те страшные дни и сам едва не погиб, когда осколки вражеского снаряда попали в его келью. Архиерейские службы посещали тысячи ленинградцев, - горожане знали, что митрополит Алексий всегда найдет слово поддержки, утешения для терпящих такие страшные скорби людей.

 

Здание Никольского собора, бывшее отличной мишенью для вражеской авиации, серьезно пострадало в годы Великой Отечественной войны. Однако прямых попаданий не было, храм уцелел, и, как считают верующие, это произошло благодаря чудесному образу Божией Матери «Неопалимая Купина», с которым совершались крестные ходы. И по сей день святыня хранится в Морском соборе, и у паломников-измайловцев была возможность приложиться к этой удивительной иконе, поблагодарив Господа и Богородицу за великие милости к нашему городу.

 

… Страшные испытания блокады, с одной стороны, показали циничную сущность врага, усиливавшего обстрелы храмов Ленинграда в воскресные дни и праздники. Но эти же скорби явили всему миру красоту человеческого сердца простого батюшки, умиравшего от голода, несмотря на запас хлеба в храме; митрополита, знавшего истинное положение города и не уехавшего из него; рядового ленинградца, несмотря на атеистическую пропаганду, радовавшегося Пасхе в обстреливаемом храме. Будем же и мы достойны памяти своих предков.

 

len 62

 

len 10

 

len 51

 

Наверх