Годовщина преставления протоиерея Георгия Антонова

25 октября 2019 года исполнился год с момента преставления клирика нашего собора протоиерея Георгия Антонова.

В этот день была совершена Божественная литургия, после которой настоятель собора протоиерей Геннадий Бартов в сослужении духовенства, совершил панихиду. В этот же день ключарь собора иерей Вячеслав Порш совершил панихиду на могиле отца Георгия на Красненьком кладбище.

В этот день в собор и на кладбище пришли помолиться многочисленные духовные чада дорогого батюшки.

К первой годовщине кончины отца Георгия публикуем воспоминания собратьев по служению и духовных чад. В скором времени будет издана книга воспоминаний.

 

Протоерей Константин Пархоменко

Дорогой друг, до встречи...


После смерти человека всегда щемит сердце, когда видишь его, ненароком оставленные, вещи.От отца Георгия такие "приветы" я встречал на протяжении нескольких месяцев. Только на прошлой неделе я выбросил пустую бутылку от масла из кедровых орехов. Подарили отцу Георгию, а он отдал мне. Как-то медленно оно тратилось и бутылка опустела лишь несколько дней назад. В моем шкафчике его служебник. Мы в тот день служили вместе и он дал его мне произнести отпуст на последней воскресной службе. Помню, как улыбаясь открыл, загнул страничку, чтобы я не потерял нужное место, и протянул мне. После службы я сунул служебник в карман и забыл про него. Да и отцу Георгию он до следующего воскресенья был не нужен. Оказалось, что совсем больше не нужен...
Его ряса провисела на крючке в пономарке собора полгода. Недосмотр алтарников? Или рука не поднималась снять и куда-то убрать? ...С отцом Георгием, тогда кучерявым веселым юношей, я познакомился в 1991 году. Мы вместе поступили в Духовную Семинарию и на первом уроке сели за соседние парты. Когда прозвенел звонок в конце самого первого нашего семинарского урока дородный и мудрый Игорь Цезаревич, преподаватель Священной Библейской истории, задумчиво изрек: Вот и закончился ваш первый урок. Так закончится и Семинария, а для кого-то и Академия. Так закончится и вся наша жизнь. И вот мы придем к Господу и Спасителю нашему Иисусу Христу... И ЧТО МЫ ЕМУ СКАЖЕМ?.. Мы подавленно молчали. По-правде говоря, только в последние годы, когда жизнь бежит с ужасающей быстротой, мне открывается вся правда и мудрость этих слов, а мальчишки, только пересевшие со школьной скамьи на семинарскую, конечно, не могли осознать о чем это? про что это?..

Потом мы подружились. Юра (так я называл его в Семинарии, а потом и всю жизнь), был уже чтецом в только что открывшемся Троицком Измайловском соборе. Это был мой любимый храм. Десятикласником я впервые приехал в Ленинград на несколько дней. Наш автобус сломался (что-то с колесом) возле Троицкого собора и мы вышли размять ноги. Собор был еще заколочен и даже не передан церкви. Но я уже готовился к поступлению в Семинарию, алтарничал в одном из храмов Перми. Увидев этот огромный, прекрасный, хоть и обезображенный собор, я тогда, возле сломавшегося автобуса, стал горячо молиться, чтобы Господь сподобил меня здесь служить. И вот я в Ленинграде, я студент Семинарии и мой однокурсник - алтарник этого, моего любимого, собора. Он надевает стихарь, тожественно выходит под гулкие темные своды и ведет службу... Мы Юре завидовали и иногда вырываясь из стен Семинарии, где жили в общежитии, приезжали к нему в храм. Это был колоссальный, темный и всегда холодный собор. Выщербленные плиты пола, закопченные, в трещинах стены... Юра водил нас по закоулкам храма, угощал горячим кагором, а потом выходил читать шестопсалмие. В промерзшем пустом соборе его голос звучал гулко и странно. Иногда над головой вспархивали голуби - в соборе, кажется, были вставлены стекла, но осталось много щелей, откуда птицы проникали в храм. Юра мечтал, что когда-то собор будет восстановлен, но верилось в это плохо... В девяностые годы люди не жили, а выживали и ручеек пожертвований на храмы почти совсем иссяк. После духовной Семинарии и Академии я был рукоположен в священный сан и... Мне кажется, что я позабыл ту свою детскую молитву, но на Небесах ничего не забывается. Я получил указ о назначении меня священником моего любимого Свято-Троицкого Измайловского собора. Я переступаю порог собора и первый, кто меня встречает в алтаре, был мой друг Юра. Мы обнялись. С тех пор почти двадцать лет мы служили вместе. Я знаю, как по-разному складываются отношения между коллегами, но наши общения с моим любимым Юрой-отцом Георгием ни разу, никогда не были омрачены ни одной размолвкой, ни одной напряженной нотой в общении. Я, молясь за упокойной службой об отце Георгии, мысленно говорил: Юра, общение с тобой было для меня непрестанной радостью. Тут есть вот какая штука: некоторые прихожане говорили мне, что побаиваются строгого отца Георгия. Что вы, - отвечал я им, - вы просто должны открыть его... 


Всякий, кто хоть чуть-чуть сблизился с отцом Георгием, мог увидеть, что вся его строгость - напускная, это защитная маска, броня, которую надевал отце Георгий, чтобы защитить себя. Ненужный родителям (единственным близким человеком для Юры была бабушка, о которой он часто и по-доброму рассказывал), не нашедший счастья и тепла в семейной жизни, Юра, создал себе защитную оболочку. Он никому не открывался, боясь получить еще одну травму. Но как только он видел, что человек его искренне любит, относится к нему по-настоящему по-доброму, отец Георгий открывал этому человеку свое сердце. Каким мы знали (мне кажется, что нам, верующим в вечную жизнь, не пристало говорить о человеке в прошедшем времени, не знали, а знаем!) отца Георгия? Мы, я имею в виду людей, которым он, в общем, доверял, потому что знал, что мы не добавим к его горькому жизненному опыту еще боли. Мы знаем его как человека щедрого на любовь и доброжелательность. Знаем его как человека веселого и остроумного. Он любил делать подарки и вообще любил, чтобы вокруг был праздник. Он был потрясающе терпим, как добрый отец, к немощам человеческим.
Юра, нам тебя очень не хватает, мы очень по тебе скучаем... 
Впрочем, дорогой друг, до встречи.

 

Иерей Сергий Кубышкин

«Многи скорби праведным, и от всех их избавит я Господь»


С дорогим батюшкой, отцом Георгием, мы познакомились, когда я начал нести послушание в Троицком Измайловском соборе. Для меня это было непростое время адаптации к нашей церковной системе и научения послушанию. Никогда не забуду деликатных и добрых советов отца Георгия, его житейской мудрости, по сути он стал для меня первым учителем и путеводителем в непростой церковной жизни. Вся жизнь батюшки была связана с любимым собором под звёздами, он, как старейший клирик, был хранителем традиций трудившихся в соборе. Когда Господь забрал его в Свои чертоги, каждый из нас, трудящихся в Троицком соборе, осиротел.
Ему было очень непросто, но он никогда не показывал нам своих проблем, всегда пунктуально приходя за час до положенного времени на литургию, исповедовал людей, видя их как рентген, припечатывая их порой своим словцом, которое подобно лекарству, порой бывало и горьким. Но потом, спустя время, люди возвращались в храм, со слезами благодарности, ведь лекарство,хоть и горькое, несёт исцеление.
Для меня отец Георгий является примером величайшей христианской добродетели – смирения. У отца Георгия была очень непростая жизнь, Господь провёл его через бушующее житейское море испытаний, но какие бы удары не постигали дорогого батюшку, как бы не тяжело не было ему по здоровью – он всегда, конечно порой тяжко вздыхая, но никогда не ропща, смиренно нёс возложенные на него послушания, являя всем нам пример служения Господу и людям.

Тебя правда очень не хватает - не хватает твоей улыбки, смеха, неиссякаемых шуток и житейских историй, не хватает частички твоего доброго и великодушного сердца, которое ты забрал у каждого из нас, уйдя в вечность.

Царство небесное тебе, дорогой батюшка.

 

Протодиакон Сергий Шалберов

Ну-ка, чайка, отвечай-ка…
(История одной фотографии)
Светлой памяти протоиерея Георгия Антонова (+2018)


Осеннее утро мерцало от морского ветра. На деревянном пирсе толпились петербургские паломники, с волнением глядящие на тревожную свинцовость северного моря, переходившую вдали в успокаивающую серебристость. Над их головами бронзовым арбузом вздымался дальний купол часовни. Облака летели от горизонта и прорывались, обнажая на мгновенье легкую изумленную синеву. По белому борту пришвартованного соловецкого катера тревожно трепетала пенистыми брызгами световая рябь. На деревянной грани монастырской пристани, прислушиваясь к шумному колыханию волн, прижав к нагрудному кресту пухлые руки, стоит невысокий батюшка средних лет - благодушный священник в золотых очках. Его темные волосы и аккуратная бородка отчетливо подстрижены. Высокий чистый лоб придает ему вид порядочности и спокойствия. Он повернулся к неуверенно перешептывающимся паломникам, долго рылся в карманной псалтири и, найдя соответствующую молитву, перекрестился, поглядел вверх на небо и строго сказал: 

— Молитесь Богу о благополучном плавании, вот и все тут, а разговаривать нечего!
Стоящий рядом лохматый диакон, втянул в себя воздух, быстро перекрестился и намеренно громко, чтоб другие крестились, трижды пробасил: 
-— Аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя, слава тебе, Боже!
Прочитав молитву, батюшка вздохнул и, кладя псалтирь в карман, не спеша, благословил всех:

— Во имя Отца и Сына и Святаго Духа... Ежели вдруг укачивать начнет, поминайте Господа и глубже дышите…
Отчаливая от пирса с трубным прощаньем, судно заскользило по воде, как большая, неуклюжая птица с серыми крыльями. Удаляясь от берега, оно шло еще дальше, туда, где море и небо сливалось в синюю бесконечность. Когда корабль вышел из тесной гавани в отрытое море, в соленом воздухе будто  что-то порвалось, сильно рванул ветер и с шумом, со свистом окружил судно. Тотчас же темные волны подняли ропот, за кормой спирально закружилась водяная пыль, побежала за кораблем и, увлекая за собой стаю чаек, туманным вертящимся столбом поднялась к небу, затуманив блеклое северное солнце. Галдящие чайки, вмиг окружив корабль, мелькают крыльями и хвостом - они похожи то ли на рыболовные блесны, играющие своей пестротой, то ли на больших мотыльков. 
Охотясь, они низко спускаются к воде, и тогда черные кончики крыльев сливаются с темными клювиками. Паломники, устрашившись шкального ветра, ушли с палубы, только священник с диаконом укрылись от порывов на корме. Батюшка, опираясь на фальшборт ладонями назад отогнутых рук, задумчиво смотрел, как встревоженные чайки плачут и жалуются на судьбу…
— Голодные они… Истинно, материя питает плоть, и только человеку духовная пища питает душу!
Священник покрутил большой апостольской головой и, поблескивая очками, улыбнулся: 

— Отец диакон, а чем бы и нам плоть свою укрепить?
Диакон похлопал по тугому рюкзачку.
— Да вот, брат Евгений, передал нам дорожный паек. Собирался с нами на Соловки, только деловая встреча какая-то помешала. 

— Это твой друг с моржовыми усами, у которого пивоварня своя?
Диакон торопливо достал из рюкзака пакет, из которого выглядывала горловина пластиковой бутылки с лагером. 

—Так будет же нам путевое укрепление и плоти, и духа! – батюшка перекрестил пакет, но с легкой иронией в углах ласковых глаз, осмотрительно предложил:
— Зайдем-ка лучше в рубку… Прихожанам нашим трудно представить, что священники такие же земные люди, и могут, как все, потреблять пиво.

 За дверью кормовой рубки диакон вынул из пакета большую алюминиевую кружку, вытер ее платком, наполнил янтарной влагой из бутылки и протянул священнику, потом еще раз налил, и, зажмурившись от удовольствия, выпил сам, завернул кружку в платок и положил ее обратно в рюкзак. Со своими длинными волосами и клочковатой бородой, он был очень похож на изголодавшегося
Робинзона Крузо: 
— Отец Георгий, посмотри – тут еще две коробки гренок…От ржаных хрустящих сухариков, от светлого душистого пива хотелось мирно сидеть, тихо беседовать, думая о жизни. Из трюма доносилось мерное урчание дизеля со сладковатым выхлопом солярки - диакон повернул дверной засов. В пройму открытой двери ворвалось свежее и могучее дыхание Белого моря, трепет и блеск пенящихся волн. Добрым светом поблескивали очки у отца Георгия, сидевшего в углу рубки, под белесой от соли и времени навигационной картой:

— Слава Богу, грешное чрево напитали – надо теперь и о тварях Божиих позаботиться… 
Отец Георгий, вышел на корму и, придерживая одной рукой развивающуюся рясу, другой протянул кусочек сухого хлеба в сторону мечущихся чаек:
— Ну-ка, чайка, отвечай-ка: друг ты или нет? – пропел батюшка мягким баритоном. 
Вдруг, встревоженным вихрем откуда-то из-за капитанского мостика вылетел громадный баклан. Он летел за ветром, а не против, как все птицы; от этого его перья взъерошились, весь он раздулся до величины кондора и имел очень сердитый, внушительный вид. Мгновенное пикирование - и с завидной ловкостью взвился вверх, унося в клюве кусок хлеба. Переполошенные чайки возмущенно стали рыскать над кораблем… 

— Попробуй и ты, - батюшка протянул диакону несколько сухарей, —- А у меня камера хорошая, сниму, как ты птиц Божьих питаешь любовью… Диакон взял их высоко поднятой рукой, сощурив глаза и шумно втягивая в себя воздух, точно готовясь произнести великую ектенью. В воздухе послышался особенный свистящий звук - баклан снайперски точно спикировал на цель, Несколько раз щелкнул затвор – батюшка, благодушно улыбнувшись, вгляделся в экран:
— Смотри, как интересно получилось – словно не ты, а он тебя кормит, как орел в давние времена приносил хлеб Антонию Великому в египетской пустыни. Где-то на горизонте зачернела полоска архипелага. Словно молитвенным заступничеством святых подвижников неведомая сила мало-помалу сковала ветер и воздух, уложила водяную пыль, волны покорно застыли – паломники высыпали на палубу. Чайки нагнали катер, одна из них, сильно взмахивая кривыми крыльями, повисла над бортом, и красивая, как Афродита, женщина с глазами спелой черешни, закинув кудрявую голову, звонко и весело смеется, бросая ей печенье. Птицы, ловя куски, падают за борт и снова, жадно вскрикивая, поднимаются в голубую пустоту над морем. У всех осталось воспоминание о маленькой радости, разделенной между людьми и птицами на пустынном пространстве моря…

2019, пос.Шапки

 

Протодиакон Пётр Стукал, клирик храма св. вмц. Екатерины в Мурино

«Ко всем и ко всему внимательный»


Православная Церковь, да и сами христиане, всегда придавали исключительное значение священному сану, о высоком достоинстве коего писал преподобный Силуан Афонский: «Священники носят в себе столь великую благодать, что если бы люди могли видеть славу этой благодати, то весь мир удивился бы ей, но Господь скрыл её, чтобы служители Его не возгордились, но спасались в смирении…».

И смерть любого из священнослужителей – это крест не только на могиле человека, но и крест на том источнике благодати, который истекал от находящегося рядом с нами священника. И действительно, мы уже не сможем слышать его голос, который звучал в наших ушах, отдаваясь в наших сердцах. Мы не сможем поцеловать десницу, которая преподает нам Божие благословение. Мы не сможем лицезреть всего человека, возносящегося в молитве к Богу во время Божественной Литургии. А что мы можем? Как ни странно, многое. Но – многое другое…

Во время панихиды по усопшим произносится молитвенное поминовение: «Души их во благих водворятся, и память их в род и род». Молясь так, мы просим, чтобы память о тех, кого с нами уже нет, кто ушёл в мир иной, продолжалась и среди наших потомков, ибо только для нас есть разделение на живых и мертвых. Для Бога же все живы. Об этом говорит Сам Спаситель: «Не читали ли вы речённого вам Богом: Я Бог Авраама, и Бог Исаака, и Бог Иакова? Бог не есть Бог мертвых, но живых» (Мф. 22, 31-32). Думаю, все слышали известную фразу: «Человек жив, пока жива память о нём». Стало быть, пока в нас есть память о близких и любимых нам людях, они всегда будут рядом с нами. Они всегда будут для нас живы…

С о. Георгием Антоновым я познакомился в 1999 году, когда Божией волею вошёл в клир Свято-Троицкого Измайловского собора. Я был семинаристом, а о. Георгий – уже священником. Я знаю, что в некоторых сообществах имеет место быть некое классовое разделение, и как следствие – пренебрежительное отношение высших к низшим. В клире Измайловского собора ничего подобного не было и в помине. Способствовала тому, в том числе, и личность о. Георгия…

Всегда спокойный и доброжелательный,

Ко всем и всему внимательный,

Как человек, непритязательный,

Как священник, всегда обязательный.

Мне, как будущему священнослужителю, всегда были интересны нюансы священнической жизни и священнического служения. Я смотрел за отцами и старался учиться у них всему лучшему, что в них есть. Мы часто беседовали с о. Георгием на разные темы, и я замечал, что это не только разносторонняя и эрудированная личность, – в духовном плане у него тоже было чему поучиться. Мы сослужили вместе не одну Божественную Литургию, и всегда это было радостное событие, освящённое не только Божественной, но и личностной благодатью. Я уже давно не служу в Измайловском соборе, так что мне довольно сложно вспомнить конкретные случаи из нашей совместной богослужебной жизни. Ибо память имеет коварное свойство изглаживаться. Но что я помню, так это светлый образ человека, полагающего «душу свою за други своя» (Ин. 15,13).

Тот экспромт, родившийся вдруг, характеризует о. Георгия теми его лучшими качествами, которые я подмечал в нём и которые хотел, чтобы присутствовали и во мне. Очень жаль, что о. Георгий ушёл так рано. Но, Богу ведь виднее, кого и когда забрать к Себе. Я лишь надеюсь, что его жизнь здесь, на земле, не пройдет для многих бесследно, и что память о нём останется в наших душах и наших сердцах …

 

Мария Медведева

«Держись! »


Когда мы с Сергеем решили пожениться, я работала в офисе прямо напротив Свято-Троицкого Измайловского собора. Мы подали заявление в ЗАГС на 1-й Красноармейской и решили обвенчаться в тот же день. А ближайший храм – наш собор. Зачем решили [взять Божьего благословения], сами не поняли. Мы не были воцерковлены, в Бога верили «в душе». И если я могла себя ещё назвать «захожанкой» в церковь, то Сергей встретился со священником вот так, напрямую, именно в тот день – впервые.

А встретил и венчал нас 11 августа 2006 года отче Георгий. И вот тогда-то Господь нас в сети Свои и уловил. Непростой был у нас путь после этого к вере, но с той даты мы – прихожане Свято-Троицкого Измайловского собора.

Что говорил нам тогда о. Георгий, не помню. Но своим юмором помог нам снять внутреннее напряжение. Вот, хочу поделиться фотографиями с венчания. Год назад отче Георгий попросил их ему прислать.

Год назад я перенесла очень тяжёлую операцию по трансплантации печени. Отец Георгий очень меня поддерживал в этот период. Он сам параллельно со мной попал в больницу с глазами. И писал мне оттуда. Присылал смешные фото, картинки, песни. Всё с очень большим юмором. Много шутил. Прислал как-то фото очков. Комментирует: «На себе ещё не могу прислать фото, не в форме».

Этим летом Сергея попросили стать крёстным для одного очаровательного малыша. <…> Решили крестить в Троицком соборе. Пишу отцу Георгию: «Кто из батюшек дежурит и крестит в эту субботу?» Ответ отца Георгия: «О. Константин, Вам повезло». Раздумываю, отвечаю: «Действительно, повезло. Мы очень любим о. Константина. Но с радостью крестили бы малыша с любым священником нашего храма». Ответ отца Георгия вводит меня в тупик: «Отец Константин – поп ✫». Я размышляю, к чему звёздочка? Через некоторое время приходит разъяснение: «Поп-звезда нашего собора».

Сейчас я в очень тяжёлом состоянии, нахожусь третий месяц в больнице, 18 дней из них – в реанимации. Отец Георгий также поддерживал меня всё это время. Писал:

«Господи, помилуй. Держись. Мы с тобой два хроника (и про свои глаза, особенно левый) ».

«Собираюсь на литургию, всегда помню и молюсь о Вас».

2 октября: «Ты моя хорошая, как мне тебя жаль. Укрепи Господь».

23 октября: «Молились после литургии на молебне с протодиаконом Сергием. Держись! »

Это последняя запись.

Очень не хватало ему внимания. Когда на исповеди просишь про здоровье, прямо расцветал, но отвечал, особенно в последнее время, что плохо, еле ноги ходят. Мы же все к батюшкам пристаём с вопросами, чего-то хотим от них, требуем, тратим очень часто их время не по делу. А просто поинтересоваться, как они себя чувствуют, всё ли у них хорошо, как они живут, уже не доходим [умом]. И как они успевают всё сделать за 24 часа в сутки»…

 

Этот рассказ Мария писала от руки на листах бумаги, лёжа в реанимации. Она пробыла в больнице не три, а пять месяцев, и отошла ко Господу 31 января 2019 года.    

 

Людмила Владимировна Субботина


Отца Георгия первый раз я увидела в 1991 году, когда случайно зашла в наш собор. В то время он был чтецом и семинаристом. В 1996 году я пришла работать в собор и уже ближе познакомилась с Георгием. Он был очень скромным не много словным молодым человеком. Через некоторое время его рукоположили в дъяконы, а потом и в священники. Часто во время службы в храме (когда собор не отапливался и был весь закопченным) не было ни одного прихожанина, но о.Георгий служил так, будто храм полон молящихся. Любил слушать других , а сам говорил мало. Мог сказать буквально одну фразу, но очень глубокую по смыслу. Его ответы на вопросы были краткими и очень убедительными. Отец Георгий был с нами во многих паломнических поездках. Особенно запомнилась последняя в Пюхтицкий монастырь в Эстонии. Это было за четыре месяца до его кончины. Он был каким-то не таким как всегда - был кротким, мало шутил. В храм приходил раньше всех и очень сердился если мы долго не приходили, тогда он посылал послушницу поторопить нас. Каждую трапезу , пока мы ели, он читал житие какого-нибудь святого. Когда мы поехали в скит монастыря нас провожала очень старенькая и больная монахиня, она вышла за калитку, ждала пока развернется автобус и проедет мимо нее, сделала поклон до самой земли и пока мы не уехали она все стояла в таком положении. Он мне говорит:»Посмотри сколько любви у этой монахини к людям, мы недостойны таким проводам, она пример для нас, как надо относится друг к другу». Мой муж рассказывал как они с ним были на Святой Горе Афон. Особенно его потрясло как он молился за наших товарищах, которые пошли в трудно – тоступные места. Один раз пошел сильный дождь, мы шли по скользкой тропинке, вдруг он остановился и говорит, что надо помолиться о наших друзьях, т.к. им сейчас очень тяжело. Он был весь мокрый от дождя, но его это нисколько не смутило. Как потом оказалось наша молитва была ненапрасной она им очень помогла.

Его кончина для нашей семьи была потрясением. Я относилась к нему как сыну. Очень жаль, что он так рано от нас ушел. Но Господу виднее когда и кого призывать к себе! С любовью к отцу Георгию, семья Субботиных.

 

Анна Веселова

Знаменитый юмор отца Георгия


После вечерней службы я кого-то дожидалась в храме. Отец Георгий спросил меня:

– Чего домой не идёшь?

Я: – Жду.

О. Георгий: – Правильно. Блаженны ждущие, ибо дождутся!

----------------------------------------------------------------------------------------------

Однажды я встретила отца Георгия недалеко от мечети (а накануне в СМИ передавали, что в мечети то ли нашли взрывное устройство, то ли что-то взорвали).

Я: – Отец Георгий, кто-то взорвал мечеть.

О.Г: – Не я.

Я: – Вы уверены?

О.Г.: – Конечно. Я туда хожу. Утром в Троицкий собор, днём в мечеть, вечером в синагогу.

----------------------------------------------------------------------------------------------

Кто-то в соборе попросил у о. Георгия благословения перед поездкой в Грецию.

О. Георгий: – В Грецию?! Да там же одни греки!

--------------------------------------------------------------------------------------------

Пожилая прихожанка сообщила о. Георгию, что собирается испечь ему пирог с грибами.

Отец Георгий (с интонацией то ли Винни-Пуха, то ли Карлсона): «Не-е. С грибами я не люблю. Вот с капу-у-стой…»

Я посмотрела на прихожанку, не обиделась ли она от такого нахальства. Она не обиделась, наоборот, выглядела очень довольной, что батюшка наставил её на путь истинный. Многие, кто его хорошо знал, понимали, что за внешней грубоватостью скрываются доброта и душевная ранимость. Приятно было дарить ему подарки, – он всегда по-детски искренне радовался. Эта радость передавалась и тому, кто дарит.

-----------------------------------------------------------------------------------------------

Отец Георгий спросил, исповедовалась ли я.

Я: – Да, отцу Х.

О. Георгий: – Конечно. Отец Х высокий и красивый. А я маленький, толстый и лысый, кто ж к такому на исповедь пойдёт?..

---------------------------------------------------------------------------------------------

Я – отцу Георгию (на Рождество Христово):

– Батюшка, благословите поздравить Вас с Рождеством.

Отец Георгий (четко выговаривая каждый слог): – Бла-гос-лов-ляю поздравить меня с Рож-дес-твом!

---------------------------------------------------------------------------------------------

Отец Георгий всегда служил Литургию 1-го января. Причащающихся в этот день по понятным причинам было мало. Как-то перед исповедью новогодним утром отец Георгий вышел из алтаря и поприветствовал собравшихся: «Привет подвижникам благочестия!»

----------------------------------------------------------------------------------------------------

Окропляться у отца Георгия святой водой было опасно: мог так от всей души окропить, что выходишь из храма в мокрой одежде.

------------------------------------------------------------------------------------------------

Однажды на молебне, молясь о здравии священников собора, протодиакон о.Сергий возгласил: «Преподобного и богоносного отца нашего Георгия!..» Услышав это, стоявший рядом отец Георгий хлопнул отца Сергия по макушке пачкой записок о здравии.

-------------------------------------------------------------------------------------------------

После воскресной Литургии группа прихожан, ожидавших выхода батюшек из алтаря, чтобы приложиться к Кресту, собралась справа, куда обычно выходил с крестом отец Георгий. Батюшка вышел и промолвил: «Каждый индеец знает, куда придёт вождь».

-----------------------------------------------------------------------------------------------

Отец Георгий радовался, когда прихожане приходили на службу в красивой одежде. Часто делал комплименты: «О! Какая юбка, какая куртка! А почему не в красном? Смотри, все вокруг в красном, а ты нет!» (на Светлой седмице.)

----------------------------------------------------------------------------------------------

Отец Георгий после литургии поздравлял каждого подходившего к кресту причастившегося прихожанина: «С причастием!» А иногда говорил просто: «Молодец!»

------------------------------------------------------------------------------------------------

Мне и сейчас кажется, что отец Георгий смотрит на нас, горюющих о его уходе, улыбается и произносит в своей неподражаемой манере: «Всё. Аминь! Я пошёл, пока!»

 

Виктория Моисеева

Мы с мамой стали прихожанами нашего собора в 1990-е годы и помним батюшку ещё молодым чтецом. Он также был келейником протоиерея Пантелеимона (старенького священника, который уже не служил в храме регулярно). Отец Георгий обладал великолепным чувством юмора, был очень чувствительным и ранимым человеком, отзывчивым на чужое горе и скорбь.

Моя мама перенесла геморрагический инсульт в 2013 году, отец Георгий молился за неё. После того, как она восстановилась, он постоянно интересовался её здоровьем, даже давал советы по применению определённых лекарств. Мы знали, что отец Георгий уже давно болел, сильно страдал гипертонией. Он очень сочувствовал всем нашим пожилым прихожанам, специально выходил на исповедь пораньше.

Батюшка всегда служил на литургиях 1 января, на ночной Рождественской, на поздней Пасхальной Литургиях. Отец Георгий всегда приходил в храм задолго до начала службы, никогда не опаздывал.

Последнее время батюшка часто говорил на проповедях, что каждый день может быть для нас последним, – надо быть готовым ко встрече с Господом. Надо ценить каждый день и исправляться, каяться в грехах, помогать ближним. Памятны его проповеди в родительские субботы: он просто говорил, что надо ценить своих близких, пока они живы, чтобы не пришлось потом жалеть о несказанных или лишних словах. Чтобы не пришлось плакать на могилах родственников, которых будет уже не вернуть.

Конечно, нам будет очень не хватать отца Георгия, конечно, мы осиротели, но Господь никогда не ошибается. Значит, надо смириться, жить дальше и молиться за о. Георгия, и надеяться, что он будет молиться за нас.

Царствие небесное отцу Георгию и вечная светлая память!

 

Анатолий Войцицкий

 

В нашем храме служил о. Георгий. Был рядом в будние и воскресные дни, совершал литургию и причащал. Мы вместе ездили в паломничества, служили в святых местах, поклонялись святым Божиим угодникам. Мы были вместе,… и вдруг о. Георгия не стало. Он отошел ко Господу. Трудно даже представить.

Мне в жизни повезло. Господом мне дано разбираться с телесными болезнями человека. Я стал доктором, люблю мою работу и мой путь не хочу менять. Но по мне, во много раз легче выслушивать и разбираться в болезнях человеческого тела, чем находить рецепты и лечить душу человека с ее страстями, слабостями и тяжестью греха (это я только про свои грехи). Я исповедовался о. Георгию перед Богом, а он разрешал мои падения, развязывал мною связанные узелки, и с ним я снова вставал, и с его благословения причащался. Получается, он брал на себя ответственность перед Богом за меня, за мои повторяющиеся слабости, он умолял Господа еще раз простить меня и позволить принять святые Таинства Христовы.

Это в детстве мы жаловались родителям и делились обидами. А как выросли, нашли большого родителя «по возрасту»… Без его иногда согласия взвалили свои тяжести на его душу… Даже представить себе тяжело то постоянное напряжение в душе батюшки от разделения с тобою твоей грязи, в которой ты сейчас находишься, и хочешь очиститься. В псалме говорится «с избранными избран будешь». А каким мог быть наш отец Георгий с нами, после рассказов про то, какие мы «хорошие»? По долгу службы он с готовностью слушал, а мы перед ним выговаривали самое тяжелое в душе. А каково было ему? Был ли он в силах все воспринять безмятежно и перемолоть и дать рецепт выздоровления падшей души? К стыду своему, я ни разу при его жизни не задавал себе таких вопросов! И не подумал ни разу, как сказываются на его сердце, на его состоянии мои исповеди. И отец Георгий брал, сколько мог. А потом его не стало… И только сейчас, после такой потери, в первый раз в жизни я вдруг посмотрел на него совсем по- другому и, уже подняв очи к небеси…

Прости меня, отец Георгий, грешного. Спасибо Вам, дорогой батюшка, за Ваше служение Богу.

 

Сергей Воробьёв

Вот такой отец Георгий


Уже девятый день, как батюшки нет. Девятый день… Как непривычно говорить о тебе в прошедшем времени, от третьего лица. «Он был»… «Он видел»… «Он знал»… «Он думал». Попросили написать. Сам бы не решился, но попросили…

Никогда не забуду тот поздний осенний день 1994 года! Мы как раз переехали на 4-ю Красноармейскую, и я впервые пошёл в Троицкий собор. Боже, какая там была разруха! Ветер нёс снежинки из разбитых окон над куполом, – холодно, аж дрожь пробирает. Службу вёл о. Василий, а о. Георгий, тогда ещё не отец, а просто чтец, подпевал на клиросе с Любой, Таней и Екатериной (последняя впоследствии и стала его женой).

Вот так мы и познакомились.

Память подбрасывает фрагментарно какие-то яркие куски. Помню, в 1995 году, летом, мы шли с женой вдоль Апрашки, а навстречу – о. Георгий с Катей. Они тогда только «женихались». Он очень нежно, тонко держит её за талию двумя пальчиками, а лицо просто сияет. В нём такая любовь, такая нежность, такая бережность…

А когда у него родился первенец – Артемий – как он был счастлив, как радовался. «Серёжа, у меня сын, сын родился», – улыбался он от счастья.

Я много десятков, может быть, сотен, раз исповедовался у о. Георгия. И скажу, что последнее время у него открылся дар прозорливости. Как-то на исповеди я хотел ему что-то сказать, а он мне епитрахиль на голову и: «Отпускаются тебе, раб Божий Сергий, грехи, во имя Отца и Сына и Святого Духа! Всё, иди». Ну я и пошёл, в полном недоумении. А после службы он, пробегая мимо меня, говорит: «Представляешь, тут мне один мужик хотел рассказать то-то и то-то». И перечисляет всё то, что я ему хотел сказать. «А мне это совершенно, ну совершенно неинтересно слушать».

Не могу напоследок не рассказать о его шутках. Всегда он шутил не в бровь, а в глаз. Он знал, что у меня дочка вышла замуж за голландца, и теперь у меня две внучки и внук. И вот как-то в храме здоровается со мной и вместо приветствия говорит : «Святые православные голландцы, молите Бога о нас»…

Вот такой о. Георгий

 

Любовь Воробьёва

«Он сразу показался мне родным»

Как обухом по голове ударило нас известие о скоропостижной кончине о. Георгия. Сначала не хотелось верить в это.

Знаю, что в моей жизни уже не будет такого батюшки.

У меня было пионерско- комсомольское детство, как у многих моих ровесников, выросших в Советском Союзе. Слава Богу, мои верующие бабушки крестили меня в младенчестве. Но регулярно ходить на службы в храм я начала в 35 лет. У меня до сих пор сохранился страх подойти к священнику. Не знаю, что сказать, как поздороваться с батюшкой, не могу преодолеть барьер. Отец Георгий был единственным священником, к которому мне было очень просто подойти. Он сразу показался мне таким родным. Я могла задать ему любой вопрос.

Он не возвышался над тобой. «Где просто, там ангелов со сто, а где мудрено, там ни одного», – эти слова можно отнести к отцу Георгию. Его уход – большая утрата.

 

Татьяна Высоцкая

Конверт от отца Георгия


Около четырёх лет назад, по состоянию здоровья, я перевезла маму из Старой Руссы в Вырицу, где я и проживаю.

Через некоторое время самочувствие мамы резко ухудшилось. И я оказалась с ней, умирающей, на руках. Ситуация осложнялась нехваткой денег на лечение. Мои растерянность и порой паническое состояние не позволяли заниматься вопросом перевода маминой пенсии, а продолжать работать, тем более, было невозможно.

В один из сентябрьских дней подъезжает к нашему дому красивый чёрный автомобиль, и из него молча передают мне конверт, в котором оказалось целых (!!!) 10 тысяч рублей. Каково же было моё удивление, когда я узнала, что конверт был от о. Георгия!

Надо заметить, что о нашем бедственном положении никто не знал.

Открыв календарь, я с радостью увидела, что это день памяти особо почитаемого мною преподобного Силуана Афонского. Ему я и молюсь с благодарностью об упокоении души о. Георгия.    

 

Константин Зайцев

 

У вас когда-нибудь было такое, чтобы батюшка на исповеди рассказал вам анекдот?! А у меня было, и как раз на исповеди у о. Георгия. Казалось бы, абсурдно: исповедь и анекдот, тем более от батюшки... Но нет – абсолютно «в десятку».

Подхожу как-то на исповедь к о. Георгию.

«Пришёл? Молодец! – говорит о. Георгий (он часто так говорил). – Ну, давай: рассказывай свои «греховные новости».

Я: «Да у меня всё больше «греховные старости» – одни и те же из раза в раз... »

Рассказываю «старости», «новости», потом говорю про помыслы, что там у меня вообще ого-го что творится... Отец Георгий отвечает:

«С помыслами осторожнее нужно! Знаешь, такой анекдот был: едет мужик в автобусе, держится за поручень и думает про себя: «Ну что за жизнь такая? Жена – стерва, дети – двоечники, начальник – придурок, погода – мерзкая, вокруг одно хамьё, все ноги оттоптали!» За спиной у него стоит ангел-хранитель с блокнотиком и записывает: 1. Жена-стерва. 2. Дети-двоечники. 3. Начальник-придурок. 4. Погода мерзкая. 5.Вокруг одно хамьё... Интересно, зачем он каждый раз себе это всё заказывает?! Но раз уж заказал – придётся исполнять... Так что с помыслами осторожнее нужно!»

 

Любовь Константиновна

Последнее попечение о. Георгия


За несколько дней до тезоименитства о. Георгия в его шкафчике при разборе вещей нашли большое количество бумажных иконок с изображением преп. Антипы Валаамского. Известно, что о. Георгий любил в день своего небесного покровителя дарить всем иконочки. Батюшки попросили труждающихся в соборе сестёр раздать иконки служащим и прихожанам, поскольку, увы, сам о. Георгий сделать этого уже не мог. В пакете среди иконок сотрудницы храма обнаружили 500 рублей, и иерей Сергий благословил купить на эти деньги что-нибудь к чаю. И вот, 16 ноября 2018 года, в день тезоименитства батюшки, мы купили большой любимый отцом Георгием пирог с капустой и пили чай с «угощением от него», удивляясь тому, как наш добрейший батюшка и по своём уходе сумел проявить о нас своё попечение.

 

Елена Мельникова

Чудо разрешительной молитвы

 

Мы переехали жить в этот район 17 лет назад, и я сразу начала ходить в Троицкий собор как в ближайший к дому. Почему-то отца Георгия я поначалу невзлюбила. Понимала, что это очень нехорошо, и старалась как-то с этим справиться. Но все мне было не так: и как он прошел, и как повернулся и что да как сказал. Случалось, я попадала на исповедь к нему, и какие-то вещи из того, что он мне говорил, меня удивляли, казались неправильными.

Однажды Рождественским постом я снова попала на исповедь к отцу Георгию. И когда я склонилась, а он читал надо мной разрешительную молитву, произошло нечто очень сильное и незабываемое. С меня (с головы, шеи, плеч, спины) как будто сползло нечто тяжелое. Это было сильное и вполне физическое ощущение. Очень неожиданное. Я испытала слабость, дрожь в коленях, головокружение, но вместе с тем огромное облегчение. Я даже словно видеть стала как-то по-другому. И с того дня я словно бы впервые увидела отца Георгия, начала совершенно иначе его воспринимать, слышать, понимать. И очень полюбила.

Люблю его и скучаю по нему, до сих пор переживаю утрату, молюсь о нем. Царствие небесное нашему прекрасному и любимому Батюшке.

 

Людмила Никеева

По шатрам, Израиль!..


Последние годы, по немощам телесным, я крайне редко бываю в гостях. И день этот был счастливым, как казалось, исключением в череде обычных моих дней: я, наконец, выбралась к Ирине, нашей прихожанке, ровеснице и коллеге по профессии, с которой Господу угодно было не так давно меня свести поближе. И только мы сели за стол и взялись за ножки бокалов, как зазвонил мобильник. «Батюшка Георгий нас оставил…» – вслух прочитала я SMS от Риммы Струковой, тоже нашей прихожанки. Мы недоумённо переглянулись – в каком смысле? перевели куда-то? И тут пришло ещё одно сообщение, от другой нашей прихожанки, Тани Чернышёвой: «Скоропостижно умер отец Георгий».

Долго сидели мы молча, ощущая витание ангела-вестника над нашими седыми головами. А потом… помолились образу Спасителя на стене: «Упокой, Господи…» – и подняли бокалы, не чокаясь…

По дороге домой я вспомнила, что буквально неделей раньше набрела на страничку о. Георгия во «ВКонтакте». В фиолетовой скуфеечке, с записной книжечкой в руках, что-то туда записывающий… Но заходить к нему не решилась, что-то меня остановило. Privacy священника?.. И вот теперь, придя домой, я эту страничку открыла. 2170 друзей, 6552 записи… «Это закрытый профиль. Добавьте Юрия в друзья, чтобы смотреть его записи». Понимая всю бессмысленность этого, нажала на «Добавить в друзья». Ну, кто ж меня теперь добавит!..

Но тут моё внимание привлекла строчка: заходил 25 октября в 13:19. Вот, что-то прочитал человек, кому-то ответил, что-то записал, встал, выключил компьютер – и пошёл по каким-то своим делам. А через полчаса – час присел на скамеечку, отдышаться, где-то в окрестностях нашего собора – и больше не встал. Как сказала потом Ирина: «Как это поражает – прямое, решительное действие воли Божией». Добавлю – «воли благой и совершенной»! Зная отца Георгия, усомниться в этом невозможно.

И Ирина, и Римма – прихожанки собора с самых первых дней по его возобновлении. Они из тех, что ходили по досочкам, положенным на разбитые, залитые водой плиты, что слушали проповеди первого настоятеля, отца Стефана Дымши, и, что особенно важно для этого рассказа, – знавшие будущего отца Георгия как юного чтеца Юру Антонова. Я же пришла в собор лишь в 2001-м, притом «прицельно» к отцу Константину, в связи с одним «юридическим казусом» моего воцерковления, и так у него и осталась. Но и с отцом Павлом Кудряшовым, и отцом Георгием, его собратьями (до 2007-го, когда к собору был рукоположен отец Вячеслав, тоже начинавший со чтецов, у нас было всего три священника), сложились добрые отношения. И я рада поделиться какими-то блёстками неповторимой ауры нашего отца Георгия.

…Какое-то время (в 2006-м) я работала у нас в соборе «на свечах». И вот на Новый год мои дежурства выпали на последний день старого года и первый день нового. Сказала отцу Г.:

– Я вначале не очень была этим довольна, а вчера, на новогоднем молебне, вдруг поняла, что это ведь дар Божий: проводить в храме один год – и в храме же встретить другой…

– Конечно, это благодать!.. – охотно откликнулся он. – Я очень люблю служить в этот день. Все говорят: «О-о-о!.. Бедный!..» А мне очень нравится, я люблю быть здесь первого!..

…Раннее утро 1 января 2009 года. Первая в этом году Божественная литургия. В храме – торжественная тишина. Служащий, как всегда в этот день, отец Георгий в короткой прочувствованной проповеди назвал нас, человек пятнадцать причастников, «подвижниками благочестия». Какие уж из нас подвижники, но приятно – слаб человек…

…Л. рассказывает, как в Великий пост покаялась отцу Георгию, что иногда срывается на своих ближних. Тот: «Лучше бы ты, матушка, кусок мяса съела!»

…В очереди на исповедь. Едва отпустив исповедника, о. Георгий, явно пародируя очередь к зубному врачу, выкликает: «Следующий! Не тяните! Все исповедаться хотят!»

…«Ну что, пришла?..» – с неповторимой смесью иронии и восхищения говорит отец Георгий. Это он мне, на чьём лице явственно для него написаны следы моей долгой дороги к храму (живу я в Озерках). В последние годы – чаще всего (с той же интонацией): «Ну что, матушка, при-плелась?!» Или: «При-ползла?! Ну, молодец!»…

…Но если бы всё было так просто, смешно и весело! «Помню, как один из наших батюшек, – записала я когда-то в своём дневнике, – человек добрейший, но, видимо, сильно раздосадованный чьим-то неблаговидным поведением у Чаши, в проповеди непривычно сердито, почти гневно говорил о тех, кто ведёт себя у Святой Чаши неблагоговейно, не понимая, где они находятся и к чему может привести их неосторожное поведение. Ведь если, не дай Бог, говорил батюшка, что-то со Святыми Дарами случится, – священнического сана могут лишить, настолько это серьёзно». (Излишне говорить, кто был этот добрейший батюшка…)

И в подтверждение его слов привожу цитату из книги «Свято-Успенский Святогорский мужской монастырь Псковской епархии»: «1844 г. В субботу 5-й седмицы Великого поста, перед окончанием святой Литургии после приобщения святых Таин мирян, по покрытии покровом потира со святыми дарами случайно из потира упала на амвон лжица с самою малейшею каплею Крови Христовой; за это казначей иеромонах Моисей и диакон Борисоглебский, по их желанию, отправлены в Псков к высокопреосвященнейшему Нафанаилу, архиепископу Псковскому и Лифляндскому, для личного испрошения у него архипастырского прощения в своем проступке».

…И меньше всего отец Георгий напоминал шутника-балагура в своих проповедях. Всегда кратких, точных и стилистически безупречных. Однажды (в Светлую Субботу) он так благоговейно и вдохновенно рассказал об артосе, что и я усвоила особое к нему почтение.

…На отпевании отца Георгия я не была. Оно пришлось на тот день, на который выпадает самая дорогая для меня память. Но Ирина, спаси её Господь, прислала мне такой «отчёт»:

«Отпевание было огромным духовным событием. Обилие молитв, чтений, песнопений – и всё это ради одной души человеческой, отошедшей к Богу. И все присутствующие были вовлечены в это полноводное моление – все вместе, и каждый лично, – и осенены торжественным величием происходящего и лично задеты его непостижимым смыслом.

Народу было, как на воскресной литургии, – пришли все, кто обычно ходит. Много цветов, много любви и благодарности батюшке, слезы и скорбь, печаль разлуки. 12 священников, по шесть справа и слева, 4 диакона».

Почему-то ярче всего помнится такая картинка: отец Георгий в Вербное воскресенье в водовороте из людей, верб и брызг от кропила, с весёлым отчаянием повторяющий: «Причастились? Освятились? По домам! По шатрам, Израиль!»

Ну, кто ещё мог бы так сказать?..

 

Из воспоминаний прихожан Троицкого собора

 

Ирина Орлова

Не припомню, на какой праздник, отец Георгий раздавал детям сладости, доставая их из кармана своего подрясника. И вот, подбегает к нему девочка за очередной: «Дайте, пожалуйста, конфетку!» А он, вполне серьёзным голосом, но доставая конфету: «Надо говорить: "Святой карман, дай шоколадку"». Вот хохоту было!

--------------------------------------------------------------------------------------------------

Наталья Марковская

Ровно три года назад крестили у отца Георгия малыша (я крёстная), так он очень переживал, чтоб ребёночек не замерз, чтоб одели его побыстрее… Видимо, больше всего детишек любил отец Георгий. Однажды накануне Нового года, примерно 2010 год был, он плакал, по-настоящему, после вечерней службы на проповеди… Сказал, что детишки из приюта тоже хотят Деда Мороза и подарки, маму и папу… Сходите, говорит, к детям в приют на Лермонтовском, пожалуйста! Скажите, что от меня …

Отец Георгий был очень прямолинейным человеком, мог пожурить, а в другой раз неожиданно похвалит, поддержит, поздравит, пошутит так оригинально… Всегда он находил время, чтоб поговорить со страждущими зависимыми людьми. Он же ещё в приходе «Неупиваемая Чаша» служил. После беседы с о. Георгием страдающие зависимостями выходили какими-то окрылёнными.

----------------------------------------------------------------------------------------------------

Надежда Бурнаева

Моя мама очень хорошо знала о. Георгия. Перед причастием батюшка всегда сам называл её имя. Она вспоминает один случай. Был Медовый Спас, мама пришла в храм на службу. Все освящали мёд, но мама купить не успела, не хотела опаздывать в собор. Все освятили мёд, а она – с пустыми руками. В конце службы один прихожанин подходит к о. Георгию, поздравляет с праздником и дарит ему мёд, который только что освятили. Мама стояла рядом в это время. И вдруг о. Георгий поворачивается, называет её по имени и спрашивает: «Ты, наверное, не успела купить мёд?». Она подтвердила. О. Георгий протягивает мёд, который ему подарили: «Я тебя благословляю этим мёдом, держи».

Мама не ожидала такого. Подумала: откуда он знает, что, он прочитал мои мысли? Поблагодарила батюшку: «Спаси, Господи». На что батюшка сказал: «Иди с Богом» и назвал по имени.

Мама шла домой радостная и всюду дорогу думала: но откуда он знает? Как он понял, что я не освятила мёд?

Как будто он всегда знал мысли своих прихожан. Замечательный был батюшка. О. Георгий, нам Вас будет очень не хватать. Светлая память!!!

----------------------------------------------------------------------------------------------

Юрий Волотковский

Мы были вместе 22 года... На моих глазах скромный чтец когда- то полуразрушенного Измайловского собора стал всеми любимым добрым пастырем. Снискать такую любовь своей паствы – это дорогого стоит...По- человечески печально всё это, но, видимо, у Бога Свои планы, ибо «продуман распорядок действий и неотвратим конец пути», а отец Георгий, дорогой мой, пополнит ряды Небесных селений в сонме праведных...

-------------------------------------------------------------------------------------------------

Ольга Орлеанская

Сегодня на литургии с прискорбием узнала о том, что умер священник нашего храма, отец Георгий Антонов. Скоропостижно скончался, у него, оказывается, было очень плохое здоровье. Отец Георгий крестил нашу дочь Варвару. Он одним из первых в 1990-х начал служить в нашем храме Святой Живоначальной Троицы Лейб-гвардии Измайловского полка. Тогда храм наш, сегодня такой красивый, светлый и нарядный был голым, пустым, холодным и сырым. Начинал отец Георгий алтарником, преставился ко Господу протоиереем. Возможно, отец Георгий не был священником, о котором с первого взгляда можно было бы сказать «душа-человек». Напротив, внешне он был строг и не слишком мягок в речах. Но если удавалось узнать его поближе, то он открывался как человек искренний, весёлый и обладающий необычайной добротой. Чего стоило его замечательное чувство юмора… На причастии, когда к Чаше выстраивалась вереница ребятишек, вместо обычного обращения «имя…» отец Георгий серьёзным, даже грозным голосом вопрошал: «Ты кто?» На это младой прихожанин, исполнившись торжественности момента, твёрдым голосом отвечал, например: «Я – Вася». И далее слышал от отца Георгия важнейшие слова, сказанные тихим и ясным голосом: «Причащается раб Божий Василий Честнáго и Святаго Тела и Крóве Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, во оставление грехов и в Жизнь Вечную». Его проповеди почти всегда были краткими и лаконичными, но говорил он внятно и в самую точку.

Упокой, Господи, душу новопреставленного раба Твоего, протоиерея Георгия!

----------------------------------------------------------------------------------------------

Сергей Коптев

Тяжёлая утрата, Царствие Небесное отцу Георгию! Особенно нравилось ходить на акафисты, которые он проводил. Отец Георгий от присутствующих твёрдо требовал встать кучнее и петь всем, причём не вполголоса, а по-настоящему. В прошлую субботу во время помазания похвалил меня и сказал тёплые слова. Тогда они просто повысили настроение, а сейчас воспринимаются как напутствие. Вечная память!

----------------------------------------------------------------------------------------------

Денис Езерский

О. Георгия я знал мало, точнее совсем не знал. Встречались только на исповеди. Подойдешь к нему, в уме перебираешь свои грехи, а он посмотрит и говорит: «Да знаю, знаю! Я же подписан на твой Instagram и соцстраницы. Ты мне вот что скажи: ты на машине приехал?»

(А я, пока ехал, весь такой правильный, думал: не буду нарушать правила, но увы мне, грешному, нарушил и очень сокрушался, что не могу вот так без огрехов, что даже в такой малости и то немощен над своими чувствами. И так мне грустно от того, что хоть плачь.)

«На машине», – отвечаю.

О. Георгий: «И, наверное, правила часто нарушаешь? »

Я: «Ну…».

О. Георгий: «Иди и аккуратнее езди, не обижай на дороге других».

И так каждый раз – самый камень вытаскивал из меня. От того было грустно и радостно одновременно.

-------------------------------------------------------------------------------------------------

 

Сергей Куликов

А у меня был такой, ставший уже легендарным, диалог:

– Пришёл? Молодец!

- Да! Пришёл! Ща рассказывать буду.

– Ну давай. Рассказывай новости свои греховные.

Ну, дальше, естественно, я ничего толком не рассказал, ибо смеялся. За что огрёб леща смирения.

---------------------------------------------------------------------------------------------------

Ирина Фейгель

У меня был случай на исповеди. Рассказываю, о. Георгий кивает, утешает, я замолчала – он поднимает епитрахиль, а я: «Это ещё не все». О. Георгий, опуская епитрахиль: «Ну, давай, жги дальше». Занавес… Я смеялась в голос.

-----------------------------------------------------------------------------------------------

Елена Рудкина

Прекрасный человек. Ироничный, с быстрой непосредственной реакцией на всё.

На соборовании как-то женщина рядом со мной заметила, что он уж очень щедро маслом мажет. На что о. Георгий в своей манере сказал: «Ну хорошо промаслишься». Женщина, проникновенно: «Благости больше будет? ». О. Георгий: «Нет, кашу без масла есть сможешь».

Мне в тот же раз: «О, какой цвет яркий, красивый (лак на ногтях), на Пасху так накрась!»

Когда только пришла в храм, он казался мне каким-то очень строгим и сердитым, а потом заметила, что бабули его очень любят, несутся к нему на всех парусах, и поняла, что резковатость о. Георгия прикрывает его доброту, которую поэтому не сразу увидишь.

Очень жаль.

----------------------------------------------------------------------------------------------

Анастасия Муханова

Я мало знаю отца Георгия, но именно он был тем батюшкой, который благословил меня перед первой химиотерапией. Я пришла к нему с глазами, полными слёз и страха, а он мне сказал: «Ничего не бойся, иди, ты не заметишь, как всё кончится!» Так и случилось.

Ещё несколько раз попадали на соборование к нему. Всегда в храме было видно его духовных чад, которые стояли и ждали, когда он появится. Царствие Небесное!

---------------------------------------------------------------------------------------------------

Осиротела без Вас, дорогой о. Георгий, осиротела…

Простите за невнимательность, нечуткость и не оставляйте нас своей отеческой любовью, незабвенный наш батюшка.

Заблудшая овча Р.

 

Татьяна Соколова, заведующая детским приютом мученицы царицы Александры

Дорогой наш Батюшка


С 2000 года отец Георгий духовно окормлял приход храма мц. царицы Александры и детский приют при нём (в настоящее время – отделение «Кроха» Центра помощи семье и детям Адмиралтейского района ), в 2009 году был назначен митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Владимиром настоятелем прихода (по совместительству). Основное священническое служение о.Георгий нёс в Троицком Измайловском соборе, но регулярно служил молебны и панихиды в часовне св. мц. царицы Александры, читал акафисты, участвовал в приходской жизни.

Большое внимание уделял отец Георгий детскому приюту, который был открыт по благословению митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира в 2001 году на Лермонтовском проспекте, в приходском здании. В приюте проживают малыши от 3-х до 10 лет, которые оказались в трудной жизненной ситуации. Отец Георгий всегда старался помочь приюту, помогал детям и взрослым, приносил малышам подарки, сладости. Визиты отца Георгия в приют всегда были радостью для больших и малышей. Очень радовался батюшка, когда дети возвращались в свои семьи после решения проблем их родителями, или когда дети уходили в приёмные семьи, находили новых мам и пап. Он считал, что, конечно, все дети должны жить в своих семьях, учил сотрудников приюта и волонтёров прихода стараться заменить на время малышам их родителей, дать им тепло и любовь своего сердца.

В трудный для приюта момент отец Георгий не отказался от своего послушания, помогал сотрудникам вынести все искушения, молился за детей. Батюшка проводил занятия по Закону Божиему в воскресной школе, в воскресной учебно-воспитательной группе, старался донести до детей Слово Божие доступным, понятным языком. Отец Георгий всегда благотворительно крестил детей приюта и детей из многодетных и малообеспеченных семей.

Отец Георгий отличался огромной добротой и милосердием к людям, он старался понять и помочь каждому человеку, который обращался к нему за помощью и советом. Он никогда не осуждал, наоборот, старался найти оправдание людям, утешить их, дать им духовный совет и назидание.

Своеобразным завещанием батюшки стала его последняя проповедь после благодарственного молебна в часовне св. мц. царицы Александры 20 октября 2018 года, которая была посвящена любви и милосердию. Отец Георгий призывал исполнять заповедь о любви друг к другу, учил не осуждать друг друга, а любить и помогать ближним и дальним, как завещал нам Господь Иисус Христос. В этот день батюшка крестил младенца Георгия, чему очень обрадовался. Как всегда, Крещение было благотворительным и каким-то особенным. На душе у всех было радостно. Никто не подозревал, что мы видим батюшку в последний раз.

Отец Георгий очень любил Афон, Афонских старцев, рассказывал о паломничествах на Святую Гору. Интересно, что, по рассказу отца Георгия, облачение, в котором батюшка служил в часовне св. мц. царицы Александры, он получил от митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна перед рукоположением во священники. Отец Георгий любил и почитал владыку Иоанна.

Навсегда останутся в нашей памяти паломничества с отцом Георгием по святым местам, его службы, беседы с батюшкой, его проповеди, духовные советы.

В последние годы отец Георгий часто плохо себя чувствовал, он даже говорил, что ему осталось недолго жить, но его внезапная преждевременная кончина стала для нас всех, любящих батюшку, огромным потрясением, горем и неожиданностью. Но всё совершается по воле Божией. Мы верим, что теперь у нашего прихода и приюта есть молитвенник на небесах.

 

Дмитрий Тимохин

«Передайте – я дома»

На девятый день по кончине протоиерея Георгия прихожанин Троицкого собора Дмитрий Тимохин увидел сон, который, проснувшись, тут же пересказал своему другу. Приводим текст этого письма дословно:

«Привет, брат! Мне сейчас приснился о. Георгий! Как будто мы находимся у нас в храме, в Троицком. Нас несколько человек, кто, не помню, но точно был Геннадий Витальевич. И стоит [среди нас] о. Георгий и говорит, дословно: "Передайте, всё нормально, я дома". Но кому "передайте", непонятно, и к кому он обращается, тоже не понятно, но как будто к нам. И я сразу проснулся, сейчас ночь, время 04.47, и я понимаю, что сегодня о. Георгию 9 дней. Вот такой, братец, сон. Тебе сразу решил написать и рассказать. Теперь уснуть не могу, под впечатлением».

 

Екатерина Унтилова

Спасибо, что не прошёл мимо!

 

Ушёл из жизни в иную жизнь человек. Ни родственник, ни коллега, с которым ты видишься ежедневно, ни друг, с которым ты общаешься очень тесно. Почему же его уход так впечатлил душу? Почему такое чувство, будто ты потерял очень близкого человека и мысли о нём, и воспоминания о нём не покидают тебя? Может, потому, что, по промыслу Божьему, отец Георгий оказывался рядом в самые трудные, можно сказать, в трагические периоды моей жизни, когда испытания казались невыносимыми? И он всегда находил нужные слова, которые приподнимали душу и давали силы жить.

Впервые я увидела отца Георгия в Троицком соборе, когда храм только-только был открыт для богослужения. Не было ещё в нём ни того великолепия, ни пышного убранства, которые есть теперь. Полумрак, несколько икон, обшарпанные стены и пустота. Но почему-то именно сюда я пришла, когда моя мама лежала при смерти, а дед в восьмидесятилетнем возрасте взял и повесился на дверной ручке. Душа как камень. Слёз не было. Хотелось побыть в храме, где я была одна. Я присела на скамеечку. И вот появился батюшка. Он подошёл прямо ко мне и спросил: «Что случилось?».

Я рассказала ему всё: и то, что я в растерянности, и что деда мне очень жаль, а молиться за него не могу. Отец Георгий ответил: « Я за него помолюсь». И ещё сказал, что дома я тоже могу за него молиться, и за мамино выздоровление тоже. Прошло уже более двадцати лет, а я до сих пор испытываю чувство благодарности за то, что тогда он не прошёл мимо, что нашёл те слова и дал те советы, которые помогли мне жить дальше.

Я и моя семья стали прихожанами Троицкого собора и много лет имели счастье общаться с отцом Георгием. Его простота, душевность, строгость и своеобразный юмор всегда располагали к себе. На исповеди он находил такие слова, которые давали возможность взглянуть на себя со стороны и увидеть свои поступки и мысли без оправданий. Помню, как-то я жалуюсь: «Какой тяжёлый человек, как с ним невыносимо…» А отец Георгий говорит: «Как ты думаешь, а с тобой легко?». Тут задумаешься.

А прошлой весной ещё одно испытание: нашему сыну поставили страшный диагноз, речь шла об операции. Мы с мужем были убиты. Тяжёлое лето: бесконечные обследования, анализы и плюс подростковый возраст сына. Хотя врачи рекомендуют в первую очередь соблюдать режим – сон не позже 23:00, – но сын сидит в телефоне допоздна. Тяжело и очень страшно. И вот мы пришли в храм, и на исповеди был отец Георгий. Народу было много, но когда подошла моя очередь, я не могла остановиться – искала помощи, а отец Георгий меня и не останавливал. Выслушал и говорит: «Как ни одно, так другое». А после Причастия, уже после того как все приложились к кресту, мы с сыном присели на скамеечку, и я вижу, отец Георгий один раз прошёл мимо, второй раз. А потом подходит к нам с иконой, на которой Богородица, Христос и Николай Чудотворец, и говорит: «Это вам помощники». И я понимаю, что он думал, как нам помочь и как утешить. Эта икона теперь у нас дома, и когда мы молимся у неё, отец Георгий незримо с нами.

В последний раз я общалась с отцом Георгием за неделю до его кончины. Я была на молебне перед иконой «Всецарица», а после молебна отец Георгий произнёс проповедь: «Никто не знает своего часа – говорил он. – Никто не знает, сколько кому отпущено жизни. И вот пока мы живы, надо примириться со всеми: и теми, кого мы обидели, и теми, кто нас обидел. И пока не поздно – простить».

Светлая память светлому и сердечному человеку!

Наверх