Русская Голгофа. Соловки (часть 2)

О соловецкой природе хочется поговорить отдельно. Она того стоит. Невероятно красивая, хоть и суровая, лаконичная, она сама как молитва. Глядя на нее, хочется благодарить Творца. А еще здесь хочется быть с природой как бы на «Вы»: не наступить туда, куда не следует, не обнажать лишний раз «телеса» – элементарно продует. И голову лучше покрыть. Не благочестия ради – самосохранения. В конечном итоге все это «держит в тонусе», не дает расслабиться, и как-то само собой так… целомудренно получается.



Текст: Анастасия Коренькова
Фото: Николай Медин, Андрей Сафонов, Евгений Горин, Ирина Семенова, Анастасия Коренькова


Большой Заяцкий остров

Каждый остров Соловецкого архипелага неповторим. Казалось бы, чем могут различаться относительно небольшие участки земли, которые, по большому счету, не так далеко друг от друга находятся? Но в том-то и дело, что у каждого свой неповторимый облик и история. Вот, например, «Зайчики» – Большой и Малый Заяцкие острова. Всего-то в пяти километрах от Большого Соловецкого острова. Нет здесь ни рек, ни озер, ни леса, и отовсюду видно море – так они малы. Но сюда, на Большой Заяцкий остров, обязательно привозят паломников и туристов. Почему?

 

 

 

 



Во-первых, изумительная красота. Как я уже упоминала, на Соловках нет вечной мерзлоты, и настоящей тундры, соответственно, тоже. То, что можно увидеть на Заяцком острове, называют псевдотундрой: лишайники, шведский дерен, брусника, другие северные ягоды – для любителей фотографировать здесь просто, не побоюсь этого слова, рай. Но это как раз тот случай, когда шаг вправо, шаг влево – … Потому что слишком хрупка растительность. Ее защитили от многочисленных гостей при помощи экологической тропы (деревянного тротуара).

 

 

 

 



Дальше. Раньше я бы употребила выражение «по иронии судьбы», но теперь скажу просто: Господь устроил так, что будущий монашеский остров оказался «эпицентром» языческих культов. На Заяцком острове обнаружены стоянки первобытных людей – II-I тысячелетия до нашей эры. Как рассказала нам экскурсовод, судя по всему, древние люди не жили здесь постоянно. Скорее всего, они приходили сюда только на летние месяцы – хоронили мертвых, совершали различные обряды на своих святилищах. С тех времен остались на «Зайчиках», пожалуй, самые загадочные сооружения архипелага – лабиринты. Кто их создавал? Зачем? Такими вопросами задавались ученые, оказавшиеся здесь в лагерях. Они пришли к выводу, что сооруженные язычниками лабиринты символизировали либо потусторонний мир, либо запутанный путь в него.

 

 


Загадочные лабиринты





Не менее любопытны каменные груды и различные выкладки. Сохранились здесь и древние памятники саамской культуры – сейды (священные объекты, выложенные из камня). Подобные артефакты встречаются в странах Северной Европы.

 

 


Эти груды камней не случайно навалены здесь, как может показаться сначала



 



Придя на «Зайчики», соловецкие монахи первым делом освятили это пространство, поставив множество деревянных крестов. Здесь был основан скит.

 

 


Этот крест поставлен сравнительно недавно в память о погибших моряках-архангелогородцах

 

Любопытная деталь: в отличие от других островов архипелага, на Заяцком острове, по большому счету, все осталось таким, каким было до революции. Как и на старых фотографиях, приезжающие сюда и сегодня видят валунные постройки: каменную палату, поварню (в условиях сильного ветра пищу на открытом воздухе приготовить было практически невозможно) и гавань, построенную при святителе Филиппе. Стоит и деревянная церковь во имя святого апостола Андрея Первозванного, возведенная царскими стрельцами близ монастыря в 1672-1676 гг. В 1691 году ее «переселили» с Большого Соловецкого острова сюда, на «Зайчики». И как все-таки в жизни все взаимосвязано! Петербуржцы, обратите внимание: именно сюда в 1702 году приезжает Петр I. В ходе визита главы государства к часовне пристраивают алтарь и освящают ее как церковь. Царь молится здесь апостолу Андрею Первозванному и идет к берегам Невы, где закладывает новую российскую столицу! От Большого Заяцкого острова до Заячьего протянулась ниточка. Неужели не символично? А то, что самый «русский» из апостолов, дошедший до будущего Киева, стал покровителем российского флота? А Андреевский флаг?

 

 


Церковь Андрея Первозванного




Входим в храм...




Внутри



 


Нашла, где пристроиться




Хозяйственные постройки




Внутри поварни

 

Вот такие «параллели и меридианы» поджидают нас на крошечном острове в Белом море, всего-то один квадратный километр площадью.

 

 



Сейчас, к слову, на Большом Заяцком острове живет только сторож. Возрождение скита – пока дело будущего. Но обязательно в престольные праздники (30 ноября /13 декабря – апостола Андрея Первозванного; 30 июня /13 июля – собор славных и всехвальных 12 апостолов) сюда приезжает братия, и служится Божественная литургия. Зимой на лыжах приходят насельники, которые желают помолиться в уединении.

Как правило, для паломников посещение Большого Заяцкого острова завершается молитвами святому апостолу Андрею Первозванному в этом замечательном деревянном храме. Почетную миссию прочитать молитву поручают паломнику с прекрасным именем Андрей, который почти всегда найдется в каждой группе богомольцев.

 

 

 

 

 

 

 


Этот деликатес мои спутники в буквальном смысле добыли своими руками.

В магазинах стоит больших денег, а мы попробовали совершенно бесплатно .

Это фукус, морской виноград. Прекрасный источник йода.

Надо сказать, вкус весьма специфический. Отдаленно напоминает соленый огурец



Большая Муксалма

Остров Большая Муксалма (ударение на первый слог) – третий по величине остров Соловецкого архипелага. Он соединен с Большим Соловецким островом дамбой, которую трудники возвели еще в 19 веке. Вдумайтесь: в Финском заливе дамбу до Кронштадта не могли построить даже в «просвещенный» 20 век, и с горем пополам достроили в 21-ом. А тут на удивление современникам все появилось уже давно.

 

 



Зачем? Все просто. Преподобные отцы-основатели Соловецкой обители не благословили жить на Большом Соловецком острове живородящей скотине. То есть, кони и быки там могли содержаться, а лошади и коровы – нет. В то же время, понятно, что в молочных продуктах братия нуждалась, а трудникам, которые, скажем, приходили поработать во славу Божию год-два, требовалось и мясо. Откуда брать все это посреди Белого моря? Поэтому, конечно, хозяйство в монастыре было. И почетная роль «кормильца» выпала острову Большая Муксалма. Дамбу для того и построили, чтобы перегонять скот. Да еще и ограждения сделали, дабы не погубила себя неразумная животина ненароком. Проект этот был по тем временам очень сложный: огромные валуны скрепляли железными скобами. Предусмотрительно для дамбы выбрали округлую форму, дабы не разрушила ее беломорская вода. Для своевольного течения оставили несколько «лазеек». А придумал такое инженерное решение, как рассказала нам экскурсовод, обычный крестьянин.

 

 


Наши паломники идут как раз по дамбе



 

 

 


Этими железными скобами скрепляли валуны


 

На Муксалме были обширные пастбища. В лучшие годы здесь содержали 120 коров и телят и 120 лошадей. Монастырское хозяйство считалось образцовым: идеальная чистота, порядок, передовые технологии, как бы мы сейчас выразились.

 

 

 

 


Верстовой столб



Не хочу загружать рассказ историческими подробностями, но позволю себе привести впечатление от поездки на Муксалму знаменитого режиссера и драматурга Владимира Немировича-Данченко: «Мы въехали на Муксалму, зеленеющую, покрытую пастбищами. При нас на мост вошло целое стадо превосходных коров, телят – всего штук двести. Их отправляли пастись на свежие луга Соловецкого острова. Мы посетили птичий двор, ферму, где осмотрели великолепно содержимые конюшни, которые чистят и моют ежедневно. От этого так необыкновенно красив и самый скот соловецкий. Теплая комната для сквашивания молока опрятна до педантства. В кладовой медные, хорошо вылуженные посудины для молока сияют, как зеркала… Прохладная горница для хранения молочных продуктов и рядом ледник – верх хозяйственного удобства и чистоты. Не знаешь, чему удивляться… на чем ни останавливался взгляд - все было безукоризненно, все поражало своим удобством и целесообразностью».

Примечательная деталь: многие крестьяне-поморы специально отправляли сюда трудниками своих сыновей, чтобы они научились в обители эффективно вести хозяйство. Вот такая школа жизни! И неудивительно, что когда монастырь хотели «приструнить» (а такая печальная страница, например, была во времена церковного раскола 17 века), то, прежде всего, пытались уничтожить скотный двор на Муксалме. Нет скотины – нет пропитания.

Но, конечно, поскольку речь идет о монастыре, то пространство это, прежде всего, освящалось и жило молитвой. Здесь был основан скит во имя преподобного Сергия Радонежского. В одном корпусе здесь жили монахи, в другом – трудники-миряне.

Сейчас Сергиевский скит возрождается. Ремонтируется каменный корпус, который успел побывать и лагерной тюрьмой, и казармой Учебного отряда Северного флота. Будем надеяться, что оскверненные стены (где даже одно время размещали кинозал), вновь освятит молитва.

 

 


Здесь до революции жили трудники. Сейчас постройка в аварийном состоянии



 


В каменном корпусе на первом этаже были хозяйственные помещения,

на втором - келии братии. Сейчас здание восстанавливается




Нам разрешили зайти в ремонтируемый корпус скита.

Здесь были келии, потом камеры, затем казармы...




Свидетельство лагерной эпохи. Через такое окошко кормили осужденных





Храм во имя преподобного Сергия Радонежского, увы, разрушен. От него остался только фундамент. Пока монастырь планирует восстановить только небольшую деревянную церковь на этом месте.

 

 

 



Престольные праздники скита: 5/18 июля и 25 сентября / 8 октября – дни памяти преподобного Сергия Радонежского.

Продолжение следует…

***
«Соловецкий досуг»:



83


Прогулки на лодках



 

 

Наверх