У источника святого Макария.

Неизменна и неизреченна святость. Лишь человеческое сердце переменчиво и непостоянно: то согреется, оттает в лучах пресветлого Солнца, то остудится холодным осенним ветром, то соблазнится и разуверится, то вновь отчаянно и горячо поверит. Много ли мы знаем про удивительные подвиги аскетов-подвижников, просиявших в земле Северной Руси? Часто ли наша молитва обращена к ним – заступникам и ходатаям о нас пред Господом? В их дивно сияющем сонме горит свет негасимой свечи святого Макария Римлянина, чудотворца земли Новгородской… Поэтому мы, молодые прихожане Свято-Троицкого Измайловского собора в день преподобного 1-го февраля направили стопы наши в затерянную средь бескрайних северных просторов пустынь, которую основал в 16-ом веке сам святой. Труднодоступность места – заснеженное болото в густом лесу, вдали от населенных пунктов, разбитая дорога – не остановили нас, добравшихся до святого места, чтобы стать участниками престольного праздника обители. Благословили паломников в эту поездку наши заботливые пастыри: духовный наставник протоиерей Константин Пархоменко и протодиакон Сергий Шалберов – уроженец сих мест и один из организаторов восстановления древней обители.

Из Рима – в Тосно

Несмотря на будний пасмурный день, рано утром собралась дружная группа - почти два десятка человек, и небольшой автоколонной отправились в убеленный снежным пухом Тосненский район. Изначально в душе теплилось предчувствие встречи с духом человека удивительной судьбы. Родился будущий преподобный в Риме, в богатой и знатной католической семье, получил блестящее образование, открывающее ему замечательное будущее на поприще общественном, но он жаждал жизни созерцательной и духовной. Римский Престол утопал в то время в роскоши и распущенности и не отвечал чаяниям будущего подвижника. И тогда Господь обратил духовные очи юноши на Восток, указав путь в совершенно неизвестную ему Святую Русь.
 
Достигнув Новгородской земли, он стал учеником преподобного Александра Свирского. Тот ласково принял пришельца, присоединил его к Православию и постриг с именем Макарий. С благословения святого старца, инок решил избрать путь отшельничества, определив себе для безмолвия непроходимые болотные дебри в верховьях рек Мги и Лезны. Здесь, на небольшом островке среди топкого болота, на левом берегу Мги, в одной версте от ее русла, поставил Макарий небольшую келлию. По преданию, полноту мироотрешения европейского беглеца охранял бурый медведь. Впрочем, и сейчас их здесь немало…

 

Отверг преподобный красоту великую, и славу, и довольство, и простор земной ради того, чтобы в Богом данной смиренной тесноте и убожестве болот познать Господа, слышать безмолвный «глас хлада тонка», который приходит лишь к тем, кто очистил свое сердце, смирившись со всем, что Господь посылает. И исполнилось на преподобном слово Божие: «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (Мф. 5:8). Неведомо, сколько лет, незнаемый людьми, питаясь скудной растительной пищей, изнуряя плоть и смиряя дух, прожил здесь Макарий. Но однажды на остров забрели уставшие охотники, которые заблудились в лесах и болотах. Старец накормил их из своих скудных запасов и после молитвы и беседы, благословив, указал выход из болота. Так Господь открыл старца миру.

 

Молва о святом подвижнике быстро разнеслась по Новгородской земле, приведя к нему многих жаждущих духовного назидания и молитвы. Он не отказывал в помощи страждущим, но известность тяготила его, и отшельник укрылся за обширным топким болотом, покинув место первоначального подвига и избрав для нового жительства небольшую возвышенность на левом берегу реки Лезны. Но и здесь Господь открыл его убежище, привлекая путников особыми знамениями благодати – то огненным столпом, ясно сияющим в ночи, то благоуханным облаком, покрывающим место подвига святого.

 

Вновь и вновь отыскивая старца в непроходимых дебрях, паломники слезно просили позволения навсегда поселиться при нем. Не смея отказать в мольбах жаждущим пищи духовной и поняв волю Божию, преподобный Макарий дал согласие ревнителям подвигов и жизни иноческой поставить свои келлии, чем положил начало пустыни. Первым игуменом стал сам подвижник, получивший духовный сан от святителя Макария, архиепископа Новгородского, впоследствии митрополита Московского и всея Руси. Около 1540 года братия выстроила небольшую деревянную церковь Успения.

 

В результате непрестанной молитвы и многолетнего духовного и телесного поста преподобный Макарий сподобился дара прозорливости и чудотворений, и так, принося людям исцеления, достиг глубокой старости. В 1550 году он вернулся на свой любимый островок – место первоначального подвига, и там на Успение (15 августа ст. стиля) предал душу Господу. Уже в XVII веке святой был канонизирован.

 

Обитель знала времена и расцвета, и упадка, но строгое отношение к Уставу и монашеским обетам свято соблюдалось в ней как завет преподобного. Насельники жили замкнуто, ее игумены никогда не избирались на государственные и церковные посты, их не приглашали на собрания духовно-государственные, да и помощи из казны никогда не поступало.

В смутное время Макарьевская пустынь была разорена шведами, но вновь восстановлена усердием благочестивых жертвователей. Но в 1764 году обитель упразднили как малолюдную и бедную, а храм стал приходским и приписным. Так продолжалось до 1840 года, когда, усердием благотворителей обитель стала быстро возрождаться и украшаться: была построена колокольня, странноприимный дом, братские корпуса, обновлена церковь и часовня с чудотворным колодцем преподобного.
 
В 1893 году на месте пустыни учредили «Воскресенский практически-миссионерский монастырь» для противостояния множившимся лжеучениям. Настоятелем был назначен известнейший синодальный миссионер, иеромонах Арсений, один из основателей «Союза Русского Народа». Воскресенский монастырь считался беднейшим среди Новгородских обителей, из казны ничего не получал, но зато братия отличалась особенным усердием к молитве и труду. Для осушения острова трудолюбивые монахи проложили среди топей четырехкилометровую канавку, соединившую через водораздел Мгу и Лезну, сложили из обтесанных валунов точную копию Афонской горы. Благодатное воздействие находящихся в обители святынь, размеренная и неизменная череда монастырских богослужений, а также активная миссионерская деятельность и пропаганда трезвости ее насельниками – все это привлекало сюда множество паломников. Совершались многокилометровые крестные ходы из Любани, окрестных деревень и Колпина. В Любани когда-то было подворье обители.

 

Подобно многим русским монастырям, Макарьевская пустынь была в 1932 году насильственно закрыта, а в ее стенах устроено сначала отделение Свирьлага, затем интернат для душевнобольных инвалидов. Наступающие немцы их всех расстреляли. Последним настоятелем пустыни был замечательный подвижник, прозорливый старец, схиепископ Макарий Любанский, сполна разделивший трагическую участь русского духовенства в годы гонений за веру. После закрытия монастыря он с братией был сослан в лагерь.

 

Освободившись в 1935 году, он поселился недалеко от Любани – в Чудово, тайно руководя своими духовными детьми, постригая и рукополагая достойных. Погиб старец от осколка снаряда в 1944 году в Псково-Печерской лавре.

 

Во время войны здесь проходили ожесточенные бои, поэтому от монастырских зданий ничего не осталось, в напитанной кровью земле лежит много «железа». Всего же за годы минувшей войны, по некоторым оценкам, на этом участке фронта сложили головы свыше 200 тыс. защитников нашего богохранимого Отечества, многие из них до сих пор не погребены! Будем же молиться, чтобы со временем эти останки русских воинов были преданы земле, упокоены в братских могилах, а о душах убиенных служились панихиды! Последняя же русская кровь пролилась здесь спустя десятилетия после войны при разминировании пустыни.

 

Но все чаще и чаще стали посещать руины обители православные христиане, радеющие об ее скорейшем восстановлении. А в 2004 году впервые пришел в пустынь молодой чтец Димитрий Титов из Никольской церкви поселка Мги, который провел в пустыни несколько дней. Он высказал намерение с благословения священноначалия поселиться в скором будущем там насовсем. С этого события и началось возрождение обители.... Молодому подвижнику удалось увлечь идеей восстановления пустыни игумена Тихвинского Успенского монастыря отца Евфимия – вскоре тот постриг нового послушника в мантию с именем Давид, благословив на возрождение пустыни и основание там монастырского cкита, затем представил новоназначенного скитоначальника правящему архиерею для возведения в сан иеромонаха.

 

По трудам и молитвам отца Давида вскоре была явлена благодатная помощь – несомненное следствие молитвенного предстательства святого Макария. Понемногу нашлись средства и силы, чтобы устроить скит на месте сем святом. Церковные археологи по благословению митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира, произведя раскопки, обрели святые мощи преподобного, которые ныне пребывают здесь, в маленькой бревенчатой церкви. А рядом медленно, но верно идет строительство каменного храма, который ведет своими силами немногочисленная братия.
 
И по-прежнему с духовными чадами остается сам святой - как нигде, начинаешь здесь понимать, что монастырь должен создаваться именно вокруг человека, который ищет совершенства духовной жизни…

 

 

Посмотреть файл makariev.pustin.pdf

Наверх