На Святой Земле. Иерусалим

Текст: Анастасия Коренькова
Фото: Евгений Горин, Андрей Сафонов, Николай Медин, Виктория Светличная, Юлия Дьячкова

 

В Иерусалим мы въехали буднично. Увлекшись в автобусе разгадыванием кроссворда по истории России, который составил наш студент Ваня, мы и не заметили, как оказались в «Городе Золотом». Почему-то запомнился этот момент. Ломаю голову над очередным вопросом: «Сражение Крымской войны, принесшее славу Нахимову».

 

Никак не могу сообразить. Бросаю взгляд в окно, а там… И вот так, продираясь через нескончаемую череду самых прозаических ощущений (холодно/жарко; хочется есть/спать /полежать) я, наверное, только и делала, что пыталась осознать в течение этих трех дней, где нахожусь. И… не могла. Неужели прикасаюсь рукой к той самой Голгофе? Неужели с этого каменного ложа в третий день восстал Сам Христос? Нет. Я не могла вместить этого в себя. То, что представлялось в воображении столько раз, и то, что находилось на расстоянии вытянутой руки, не соотносилось в голове друг с другом.

 

В дневнике паломника, который я брала с собой и где по возможности делала записи, честно призналась самой себе после Литургии в Храме Гроба Господня: «Даже больше не молишься, а просто пытаешься осознать, в каком месте ты находишься».

И, вот, кажется – верни меня Господь сейчас туда, все было бы совсем по-другому: горячая молитва от сердца, глубокое раскаяние, ни тени усталости, бодрость духа и удвоенная энергия. Но… не хочу обманываться. Пожалуй, нужно просто смириться с тем, какой ты есть на самом деле. Как сказал по возвращении священник на исповеди: «Не расстраивайтесь, если что-то оказалось не так, как вы ожидали. Господь, возможно, просто испытывает таким образом. И не пытайтесь сразу анализировать, делать какие-то выводы. Все постепенно встанет на свои места». Эти слова очень успокоили, а потом и в самом деле постепенно все впечатления улеглись, были «разложены по полочкам». Через несколько недель пришло, наконец, осознание того, что произошло. Пришла большая радость. И эта радость – не эйфория, нет! – очень помогает жить, не унывая, даже когда вокруг то ли война, то ли мир.

 

… Миллионы паломников ежегодно, ежедневно, ежечасно идут по знаменитой улице Via Dolorosa («Путь скорби») в Старом городе, вспоминая Крестный путь Спасителя. Но ведь для Христа этот путь начался в Гефсиманском саду на Масличной, или Елеонской, горе. Его молитва до кровавого пота – это уже начало Его Голгофы. Мы оказались здесь вечером. Открывался прекрасный вид на самый загадочный, самый трагичный и притягательный город на Земле, который еще в глубокой древности был выбран Господом для совершения самого главного события в истории человечества. Вспоминались, конечно, слова Господа: «Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! Сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели! Вот, оставляется вам дом ваш пуст. Ибо сказываю вам: не увидите Меня отныне, доколе не воскликнете: «Благословен Грядущий во имя Господне!»

 

 

Видеоролик, снятый в Иерусалиме участниками второй паломнической группы собора

 

Да, Иерусалим не узнал час посещения Мессии и был жестоко наказан. Как мы помним, уже буквально через 40 лет после распятия Христа римляне камня на камне здесь не оставили, основав новый город – Элия Капитолина, а евреям запретили жить ближе чем в 100 км от него. Но, без сомнения, Господь хранит любимый город Свой. Он жив, несмотря на множество трагических событий, происходивших здесь. И по-прежнему сюда стремятся попасть люди и верующие, и неверующие. Иерусалим еще ждут грандиозные события. Ведь здесь, а не где-нибудь еще, пролегает Кедронский поток, место Страшного суда.

 

Мы любовались небом Иерусалима. Его заволокло тучами, но солнечный луч прорывался сквозь облака и освещал купол Храма Гроба Господня.

 

 

 

Слева от золотого купола мечети Омара – два купола Храма Гроба Господня.
Один – над Кувуклией, второй – над Голгофой

 

 А потом мы бродили по Гефсиманском саду, среди этих седых и могучих олив, которым, как говорят, по две тысячи лет. Получается, они еще помнят молитву Христа перед арестом.

 

 

Кстати, похвастаюсь: нам посчастливилось получить по веточке оливы из Гефсиманского сада. А произошло это так: на территории русского монастыря Марии Магдалины мы встретили послушника, который обрезал старые ветки. То, что готовилось к сжиганию в печке, с радостью разобрали паломники . Более того, нам достался целый сук! Его бережно отпилили, довезли до России и хранят у себя дома наши прихожане, музейные работники. Посоветовавшись с экспертами, они выяснили: дерево должно полежать год, высохнуть, а потом его можно будет «разделать», чтобы вручить частицу каждому участнику поездки. Так что ждем еще 10 месяцев!

 

 

 

Буквально в первые же минуты нашего пребывания в Иерусалиме выяснилось: сегодня ночью отправляемся на Литургию в Храм Гроба Господня. Это было связано с тем, что православное духовенство служит не каждый день, и в другое время нам попасть на ночную службу было бы затруднительно. Пришлось корректировать планы – изначально мы хотели провести вечер в отдыхе. Даже возникли сомнения: хватит ли сил на ночную Литургию после и без того насыщенного дня? Но, понятно, что вопрос можно было считать решенным. Каждый из нас отдавал себе отчет в том, что, во-первых, ради этой ночи и ехал на Святую Землю. А, во-вторых… Да не было никакого «во-вторых»! Поэтому, заселившись в гостиницу, быстро и постно поужинав, мы отправились отдыхать, чтобы к полуночи встать со свежими силами.

 

И, что удивительно, этих 3-4 часов сна хватило! Лично я встала очень легко, а когда спустилась вниз, то увидела, что практически вся наша паломническая группа была уже в сборе. Нам очень повезло с гостиницей: мы жили у Яффских ворот, а это, кто знает, буквально две минуты ходьбы до Храма Гроба Господня. И вот, в двенадцатом часу идем по абсолютно пустым улицам Старого города, по этим отполированным миллионами ног камням… Запоминаю уличные указатели, ведь этот путь придется повторить еще не раз: St. Mark, St.Helena, Christian Quarter…

 

 

 

Вход в Храм, такой знакомый по фотографиям и картинам

 

Заходим в храм… Сколько я не смотрела фотографий и видео, никак не могла представить, как он выглядит. Вот умащенный благовониями Камень помазания, вот огромное распятие над Голгофой, ставшей престолом, на котором служится Литургия. Протяни руку – и почувствуешь гладкость этого камня…

 

 

Сразу у входа в Храм – Камень помазания, куда положили тело Спасителя, снятое с Креста


 

Сразу у входа в Храм – Камень помазания, куда положили тело Спасителя, снятое с Креста

 

 

 

Но с особым трепетом, конечно, шли к Кувуклии, где и совершалась Литургия в эту ночь. Служил Патриарх Иерусалимский Феофил III, которому сослужили: митрополии Херсонский и Таврический Иоанн, священники из Румынии, а также батюшка откуда-то из юго-восточной Азии (возможно, из Кореи). Служба совершалась на четырех языках: греческом, арабском, церковно-славянском и румынском.

 

 

Это единственные кадры той ночной Литургии, которые сделала наша спутница.
Остальные участники поездки не брали с собой в ту ночь фотоаппараты, поэтому снимков больше нет.

 

 

Как передать ощущения от той Литургии? Лично мне казалось, что я на ночной пасхальной службе. То ли время полуночное, то ли ощущение праздника свою роль сыграло. Ну а самое главное, конечно, место. Было отчетливое понимание, что эту ночь я запомню на всю жизнь.

 

 

 

Гроб Господень в данный момент является алтарем, где совершается Божественная Литургия.
Как и Голгофа, этот алтарь уникален тем, что сюда могут войти и женщины

 

Ну а когда в Храме Воскресения Христова началось Причастие, и в очередь к Чаше встали наши паломники, мне и вовсе стало казаться, что я в родном Свято-Троицком Измайловском соборе! Все свои.

 

 

Большим плюсом было то, что мы поехали в самый «непопулярный» сезон в году. Никакого столпотворения и давки, как показывают в телесюжетах, не было. После окончания Литургии практически все еще успели зайти в Кувуклию и приложиться к самой великой нашей святыне – Гробу Господню. Забегая вперед, скажу, что приложиться ко Гробу мы смогли за эту поездку по три-четыре раза. Тем, кто не ленился и заходил в Храм рано утром, до завтрака, удавалось по несколько минут в одиночестве помолиться в Кувуклии.

 

 

 

 

Глубокой ночью, в абсолютной тишине, выходим из Храма и возвращаемся в гостиницу

 

 

 

А по дороге становимся свидетелями коммунальной аварии: прорвало трубу с кипятком.

Знакомое зрелище для петербургского жителя!

 

Кстати, это ощущение Пасхи удалось пережить еще раз, когда мы вернулись в Храм уже вместе с отцом Романом, на экскурсию. Мы стояли в очереди в Кувуклию, читали Евангелие, а потом, к изумлению присутствовавших тут же экскурсионных групп, дружно кричали «Воистину Воскресе!!!» на громкий возглас нашего диакона «Христос Воскресе!!!» Мне кажется, окружающие нам немного завидовали.

 

 

 На следующий день снова спешим приложиться ко Гробу Господню

 

 

В Храме всегда темно


 

Кувуклия. От нее не хочется отходить

 

 

Удивительное, конечно, место

 

В общем, получилось так, что Храм Гроба Господня, который, казалось бы, должен был стать кульминацией иерусалимских впечатлений, открыл их. Задал тон всему пребыванию в городе. И, не знаю, кому как, но для меня вот эта радость Воскресения Христа затмевала Его страдания. После встречи с воскресшим Господом было уже намного легче пройти по Via Dolorosa, спуститься в темницы Претории.

 

 

Такие кресты оставляли в Храме Гроба Господня
крестоносцы

 

 

А чем мы хуже? Так подумали петербуржцы и нацарапали
свой крест

 

 

 

В центре - крест Свято-Троицкого Измайловского собора.
Отныне все наши прихожане, достигшие Святой Земли,
могут найти его и внести свою лепту, «дорисовать»

 

Конечно, поражал резкий контраст дневного и ночного Иерусалима. Восток есть Восток! Днем улицы Старого города – невероятный арабский базар, где продают футболки «Мне не нужен Goolge – моя жена знает все», «Don’t worry be Jewish», а рядом – шахматы и нарды. Паломникам, которые хотят пройти Крестным путем в сосредоточенной молитве, вряд ли удастся это сделать. Придется постоянно толкаться, пробираться сквозь толпу, а еще следить за кошельком. А ночью, когда лавчонки закрываются и улицы пустеют, здесь, наконец, появляется простор и возможность пройтись спокойно.

 

 

Вид на Храм днем

 

 

 

Наша прогулка по Старому городу. Сверяемся с картой: не потерялись ли?

 

 

 

 

 

Кое-где в центре Иерусалима остались древние каменные плиты

 

 

В Претории ныне греческий храм

 

 

Темница, где могли содержать Христа

 

 

На иконе показано, каким образом приковали Спасителя тюремщики

 

 

Церковь в Претории

 

Не буду в подробностях описывать все три дня нашего пребывания в Иерусалиме. Мы посетили в основном те места, куда попадают все паломники: монастырь Марии Магдалины, место, где находилась Сионская горница – место Тайной вечери и сошествия Святого Духа на апостолов. Побывали у гробницы Давида и подошли к Стене плача. А вот в мечеть Омара (ту самую, с золотым куполом) нас не пустила охрана. Из тех мест, куда путешественники заходят нечасто, отмечу лишь музей истории Иерусалима в башне Давида – там действительно очень интересно и познавательно. Мы за какой-то час там получили целый экскурс истории Израиля. А еще Австрийское подворье с хорошей обзорной площадкой на Старый город, католическим храмом и ароматным штруделем (что тоже бывает нелишним в паломнической поездке.

 

 

Наш «кусочек Голгофы» - Александровское подворье Русской Духовной Миссии в Иерусалиме. Во времена Христа здесь были городские ворота. Здесь начинается та самая гора, где Иисуса казнили. У Русской Православной Церкви нет своего придела в Храме Гроба Господня, зато есть Александровское подворье, которое находится в непосредственной близости от Храма

 

 

Порог Судных врат. По тогдашним законам, казнь Христа можно было отменить, если бы на Его защиту встал бы кто-то до того, как Он минует городские ворота. Но за Него не заступился никто. Икона находится в церкви Александровского подворья

 

 

… И вот пришло время расставаться с Иерусалимом. А потом и со Святой Землей. Сказать, что все мы грустили – ничего не сказать. В аэропорту Бен-Гурион встретили нашу смену – вторую группу прихожан Свято-Троицкого Измайловского собора. Как им завидовали! Ведь им только предстояло пережить все то, что пережили мы.

 

 

Историческая встреча в аэропорту. Священник Троицкого собора Георгий Антонов машет нам и даже в ответ на нашу просьбу благословляет. Теперь мы спокойны: до дома долетим!

 

 

Аэробус с надписью «Россия» забирает нас домой

 

Конечно, очень хотелось бы вернуться в Израиль вновь. Но даже если этого не произойдет, то я все равно счастливый человек. Назарет, Вифлеем, Яффа, Иерихон, Кана Галилейская – мое богатство, которое не отнимет никто. Аванс, данный Господом, в такой «валюте», курс которой никогда не упадет. За что? Вернее сказать, зачем? Мне кажется, каждый должен ответить на этот вопрос лично для себя. Тем более, что ответ, скорее всего, лежит на поверхности. Изменить себя, изменить свое отношение к ближнему… и действовать! Мне кажется, именно активного – деятельного – проявления веры ждет от нас Христос.

 

 

 

Наверх