На Святой Земле. По следам Иоанна Крестителя

Текст: Николай Медин

Фото: Евгений Горин, Андрей Сафонов, Николай Медин, Виктория Светличная

 

По свидетельству Спасителя, «из рожденных женами не восставал больший Иоанна Крестителя». Предтеча крестил Иисуса Христа в водах Иордана и был свидетелем явления Пресвятой Троицы.

 

К сожалению, мы не всегда помним то первое Крещение Господне, и в наше время часто воспринимаем это христианское таинство буднично, как ритуал, и даже как часть русской национальной традиции. А ведь через Крещение происходит преображение или коренное изменение самой человеческой природы. Дух Святой сообщает человеку начало Божественной, христианской жизни.

 

Почему же в Евангелии деяния Предтечи занимают особое место? И почему Иоанн Креститель – самый почитаемый христианский святой после Девы Марии? Примерно такими вопросами задавались себе участники нашей паломнической группы во время поездки в Израиль. О некоторых местах, связанных с жизнью пророка, хочется рассказать отдельно.

 

 

Первое место, куда мы отправились из Вифлеема, был Эйн Карем – город в 8 км к юго-западу от Иерусалима, где родился и вырос Иоанн Креститель. Второе – Севастия в окрестностях Наблуса, предполагаемое место усекновения главы святого.

 

 

Горненский Монастырь

Святой Иоанн Креститель, как мы помним, предшественник Христа, а по матери он был родственником Спасителя и родился на шесть месяцев раньше.

 

Предание связывает Эйн Карем также с Богородицей, куда она пришла после Благовещения из Назарета, чтобы поделиться радостью с праведной Елизаветой о будущем рождении Спасителя.

 

По этой причине в Эйн Кареме еще во времена крестоносцев была построена церковь Посещения. А неподалеку от неё в 1871 архимандритом Антонином (Капустиным) был основан Горненский монастырь – место, теперь посещаемое всяким православным паломником.

 

 

Стоит отметить, что единственный проезд к монастырю проходит через территорию госпиталя Хадасса, поэтому нам необходимо было пройти проверку службы безопасности. Но, к счастью для нас, она не заняла много времени.

 

Настоятельницей монастыря с 1992 является игумения Георгия (Щукина). В прошлый наш приезд нам посчастливилось с ней увидеться. А в этот раз она пребывала в отъезде: в Санкт-Петербурге, так что нас встречала её заместитель.

 

История создания православной обители замечательна и детально описана в статье Павла Платонова. И любопытный читатель сможет почерпнуть там немало интересных фактов.

 

Первый храм был построен и освящен через 10 лет после основания обители – в 1882-1883 гг. Вначале он именовался «Прихождение Божией Матери в Горний Град Иудов». Но после избавления монастыря от эпидемии холеры храм именуется «Божией Матери, Казанской Ее иконы».

 

 

Церковь совсем небольшая, но вместе с тем очень светлая и уютная.

 

 

В 2007 году, тогда еще митрополитом Смоленским и Калининградским Кириллом, был освящен главный собор монастыря «В честь Всех святых». У нового храма судьба складывалась непросто: строительство, начавшееся в 1911 году, было прервано Первой мировой войной в 1914 году. Долгие годы храм оставался незавершенным. И лишь в 2003 году возобновились строительные работы.

 

 

В обители нет больших корпусов с монашескими кельями. Сейчас насельницы монастыря, как и сто лет назад, живут в небольших домах. В 19 веке русские паломницы, желающие остаться на Святой Земле, получали свой земельный надел и должны были на свои средства построить дом и благоустроить участок. И сады, и постройки сохранились до сегодняшнего дня.

 

 

Рождество Иоанна Крестителя христиане всего мира отмечают 24 июня (в России – 7 июля, по новому стилю). Этот день памяти святого также является престольным праздником Горненского монастыря. Архимандрит Антонин (Капустин) написал особый тропарь, который поется сестрами обители до сих пор. Вот он:

 

Тропарь «Прихождения Божией Матери в Горний Град Иудов»
Дево безневестная и Мати всечестная,
Приемши от Архангела Благовещение,
И целовавши южику Твою всечестную Елисавет,
Материю Господа от сея наречена была если,
И возвеличила возвеличившаго Тя Господа.
Благословенна Ты в женах и благословен плод чрева Твоего!

 

Наша группа пробыла в обители всего несколько часов. Безусловно, времени для спокойной, сосредоточенной молитвы очень мало. Но, несмотря на это, наверное, каждый из нас смог ощутить там какую-то особую благодать, душевный свет, идущий через века.

 

 

 

Монастырь Иоанна Крестителя в пустыне

Фигура Предтечи тесно связана с пустыней – местом аскетической жизни и обретения благодати Божией. По словам святого Иоанна Златоуста, «он (Предтеча) жил в пустыне, как на небе, вознесшись над всеми нуждами природы, шел путем необыкновенным, препровождая все время в песнопениях и молитвах, и удалившись от общества людей, непрестанно беседовал с Единым Богом».

 

Кроме того, согласно пророчеству Исаии, именно из пустыни должен был явиться Предтеча Спасителя.

 

Посетив Горненский женский православный монастырь, наша паломническая группа отправилась в Эйн эль-Хабис (с арабского – «источник отшельника»), который находится примерно в трёх километрах от Эйн Карема. Здесь, по преданию, Иоанн Креститель провёл своё детство, скрываясь в глубине пустыни, ища только общения с Богом.

 

Одно из первых письменных свидетельств о таком пустынном месте, где Предтеча ожидал, когда Господь призовет его на дело общественного служения, принадлежит французскому паломнику Жану Зуалларту (Jean Zuallart или Giovanni di Zuallardo, 1541-1634). Сейчас на этом месте находится монастырь «Святого Иоанна в Пустыне», принадлежащий католическому монашескому ордену францисканцев.

 

 

В монастыре живут униаты-французы, придерживающиеся
обряда Восточной Церкви, но подчинённые Папе Римскому.

 

 

Участок земли был приобретен ими в 1911 году. Как и в случае со строительством собора «В честь Всех святых» Горненского монастыря, события Первой Мировой не позволили начать работы, и поэтому только в 1923 году здесь начинается возведение монастырских зданий по проекту известного на Святой Земле архитектора Антонио Барлуцци. Своей работой мастер хотел сохранить соответствующее пустынное настроение у будущих паломников. Думаю, ему это удалось.

 

 

 

С интересом читаешь описание этих мест, сделанное Жаном Зуаллартом в далёком 1586 году: «Выйдя из места Посещения, захотели мы пройти ещё две-три мили, дабы посетить Пустынь, где святой Иоанн Креститель, ведомый и утешаемый Духом Святым, провёл детство, вплоть до дня явления своего Израилю, когда проповедовал он крещение покаяния. И когда достигли мы упомянутой Пустыни, пройдя путь утомительный и весьма опасный, то исполнились великой радостью при виде места столь сурового, но, одновременно, и прекрасного; хотя ныне там не так много растительности, как, видимо, было в прежние времена, и сурово оно и неприступно, находясь вдали от человеческого жилья. Пещера, где обитал Святой, воспеваемая в церковным гимне, начинающимся словами: "Antra deserti", вырублена в скале на кустистом склоне горы, который сразу переходит в обрыв, возвышающийся над лежащей внизу долиной. Внутри пещера весьма просторна, и в глубине её имеется некое возвышение, алтарю подобное, служившее ложем Святому.

 

Однако, подход туда весьма трудный и узкий, но, преодолев его, вы обнаруживаете источник с замечательной водой, к которому есть доступ как сверху, так и снизу. На вершине - маленькая церковь и небольшой монастырь, от коих сохранилась только часть стен, и то разрушенных».

 

 

Источник существует и сейчас, а вода в
нем чистая и очень вкусная.

 

 

 

Места на склоне горы действительно мало, но Антонио Барлуцци органично соединил грот и источник с помощью небольшого живописного водоёма, с плавающими в нём кувшинками и рыбами.

 

 

Каменная полать грота, возможно, служившая некогда ложем Предтечи, служит теперь алтарём, перед которым молятся паломники, и у которого проводятся службы.

 

 

А над гротом пророка Божия находится часовня с гробницей праведной Елизаветы, матери Иоанна Крестителя. Алтарь выполнен в виде пещеры с тремя иконами: Спасителя, Божией Матери и Иоанна Крестителя.

 

 

У грота вместе с нами были и другие паломники, вероятно, копты или арабы-христиане: мать и ребенок, – очень символично!

 

 

Монастырь Иоанна Крестителя в пустыне – очень тихое место, куда лучше прийти одному, удалившись от всего, остаться с самим собой, и прийти в себя, чтобы вновь вернуться к людям.

 

 

В завершении рассказа о Эйн Кареме хочется отметить, насколько отличается природа западного Иерусалима от «лунного» пейзажа Иудейской пустыни, которая начинается уже там, за холмами.

 

 

 

Севастия

Древний город, а сейчас всего лишь деревня, Севастия, расположен в 115 км к северу от Иерусалима, в Самарии.

 

Немного поблуждав по окрестностям древней столицы Израиля, наш автобус потянулся по склону горы Шомрон, где некогда располагался царский дворец. Кстати, вполне возможно, что дорога, по которой мы въезжали – та самая, что была здесь еще при Ироде.

 

 

История города началась 2900 лет назад, когда Омри, царь израильский, перенес свою столицу из Тирцы. В библейские времена он именовался Шомроном. Город не раз подвергался завоеваниям ассирийцев и войск Александра Македонского. И только при царе Ироде в первом веке до нашей эры он получил современное название Севастия.

 

Историки утверждают, что город превышал по размерам даже Иерусалим. Так это или нет, достоверно неизвестно, но земля сохранила множество артефактов римской эпохи: форум, базилику, стадион, языческий храм «Агустеон», дворец Омри и Ахава.

 

 

Но какое отношение имеет чистая археология к интересующим нас евангельским событиям и образу Иоанна Крестителя, спросите вы. Дело в том, что, как пророк, Предтеча не только предсказывал будущее, но и вскрывал социальные язвы общества. За эту правду он поплатился жизнью.

 

После Крещения Господня святой Иоанн Креститель был заключен в темницу Иродом Антипой. Причиной этого стало то, что пророк обличил Ирода, который, оставив свою супругу, беззаконно сожительствовал с Иродиадой, женой родного брата Филиппа.

 

Священное Писание повествует, что в день своего рождения Ирод устроил пир. Дочь Иродиады Соломия танцевала перед гостями, что очень понравилось Ироду. В благодарность за это царь пообещал выполнить любое её пожелание. Соломия по совету своей матери Иродиады просила отдать ей голову Иоанна Крестителя. Таким образом, Святой Иоанн был усечен мечом в темнице по приказу правителя и мученически закончил свою земную жизнь.

 

День памяти усекновения главы Иоанна Предтечи христиане отмечают 29 августа (в России – 11 сентября, по новому стилю).

 

На южном склоне горы Шомрон находятся развалины византийской церкви, посвященной Иоанну Крестителю. По одной из версий, тело пророка было захоронено в её крипте.

 

 

 


* * *

 

Когда я просматривал различные материалы при подготовке этой статьи, моё внимание привлекла проповедь, произнесенная митрополитом Сурожским Антонием в московском храме Иоанна Предтечи 1 июля 1968 года. В ней высказывалась мысль, что образ Крестителя можно рассматривать как образ человеческой совести. Совести, которая не дает спокойно жить в грехе:

 

«Когда вдумываешься в свидетельство Евангелия о нем, действительно захватывает дух, – отмечал владыка. – Но не только дух захватывает – видишь в нем образ человека, который сумел так беспредельно, так неограниченно быть преданным своему Богу и своему земному призванию и который может послужить каждому из нас примером и образом; потому что каждый из нас в каком-то смысле по отношению к окружающим его является так часто предтечей Господним, тем, кого Господь послал впереди Себя, чтобы принести людям слово и образ жизни, который приготовил бы их понять Христа, принять Христа. И когда нашей жизнью мы посрамляем наше свидетельство, когда, глядя на нас, люди перестают верить и в слова наши, и в слова Христовы, то мы берем на себя страшную ответственность. Мы не только сами живем в суд себе и в осуждение, но мы других не влечем за собой туда, куда мы призваны их привести: к радости, к той радости, которой Господь нам оставил залог и которой никто не может отнять, но которой никто, кроме Господа, не может дать»…

 

Размышляя над человеческим образом святого, понимаешь, что это была цельная личность, свободная от себялюбия и тщеславия, от всего, что делает нашу жизнь пустой и ничтожной. Есть чему поучиться – не правда ли?

Наверх