На Святой Земле. Назарет

Текст: Анастасия Коренькова

Фото: Евгений Горин, Андрей Сафонов, Николай Медин, Виктория Светличная

 

Мы вернулись со Святой Земли. Для многих из нашей группы это была уже не первая поездка туда: для кого-то вторая, а для кого-то – и пятая. Почему же люди возвращаются в Израиль вновь и вновь? Что заставляет их отложить дела, найти время и деньги, чтобы отправиться в это путешествие?.. Желание отдохнуть, полюбопытствовать или все-таки нечто большее? Непраздный вопрос, на который мне лично хотелось бы найти ответ.

 

Для меня это была первая поездка на Святую Землю. Признаюсь честно: я туда не собиралась. Услышав еще в мае прошлого года, что в нашем Свято-Троицком соборе формируется группа на январь, я не стала даже вдаваться в подробности: решила для себя, что еще не готова к такой поездке. «Для того, чтобы ступить на землю, где ходил сам Спаситель, еще нужно дорасти», – думала я. Да и сейчас думаю так же. Тем не менее, прошел месяц, и вот – воскресная Литургия. Молюсь: «Господи, твори волю Твою в моей жизни. Вразуми, что для меня полезно, а что – нет». Как всегда, после причастия день проходит прекрасно, в прогулках по любимому Петербургу, а поздно вечером – звонок: «Поедем с нами в Израиль!». Первая реакция, конечно, «нет». Но мне дают время подумать до утра: назавтра уже бронируют билеты. И, положив трубку, я понимаю, что надо ехать. А вдруг это Господь отвечает мне на утренний «запрос»? Через два дня я уже держала в руках билет до Тель-Авива.

 

За эти полгода ожидания многое случилось. В сентябре Ближний Восток был на пороге грандиозной войны, куда была бы втянута не только Сирия, но и все страны вокруг, в том числе и Израиль. В таком случае о поездке, конечно, не могло быть и речи. «Прощай, Святая Земля», – подумала я в тот день, когда министр обороны РФ доложил президенту о пуске ракеты в Средиземном море. Но оказалось, что Пентагон тут ни при чем: в море упала, не поразив никакой цели, как раз израильская ракета. Каким-то чудом войны не произошло, во всяком случае, пока.

 

К 29 января окончательно определился состав нашей совсем не маленькой компании – 35 человек. 13 дней мы провели на Святой Земле, объехав практически всю страну: с самого севера, от границы с Ливаном, на юг, до побережья Красного моря. Наверное, собранных впечатлений хватило бы на книгу, но я, пожалуй, ограничусь рассказом о ключевых пунктах нашего паломничества. Несколько нарушив хронологию путешествия, возьму за основу места, связанные с земной жизнью Христа – от Благовещения до Распятия и Воскресения. И, поскольку, многие читатели были на Святой Земле, постараюсь не копировать путеводитель, а все-таки больше рассказывать о личных впечатлениях, первым из которых был шок от «перемены мест». Ведь улетали мы из крещенских морозов, наконец-то, наступивших в Петербурге, а прилетели в +21. Никогда не забуду тот теплый, влажный ветер, который дохнул нам в лицо на выходе из аэропорта «Бен Гурион». Мое любимое Средиземное море, цветы… Даже возникла мысль: неужели это паломничество? Ведь обычно паломничество ассоциируется с какими-то трудностями, суровостью условий (вспомнить те же Соловки) – а тут просто курорт! Но сразу же подумалось: а, может, в том-то и состоит трудность, чтобы в таких условиях настроиться на серьезный, молитвенный лад? Правда, потом все постепенно встало на свои места. И этому отчасти способствовал холод, настигший нас в Иерусалиме…

 

 

Нет, телевизионщики встречали так не нас – какую-то звезду...

 

Встречал нас в Тель-Авиве знакомый большинству моих спутников человек, о котором я уже была наслышана – сотрудник Русской духовной миссии в Иерусалиме, диакон Роман Гультяев, работающий с паломниками на Святой Земле. Наш земляк, в 12 лет вместе с родителями покинувший Ленинград и переселившийся в Израиль. Необыкновенный рассказчик, эрудит, человек, влюбленный в Святую Землю. А еще – творчески подходящий к своему делу экскурсовод, в чем мы убеждались не раз, когда в нашей программе возникали совсем незапланированные пункты. Частенько бывало так, что утром мы не знали, где окажемся днем. Отец Роман любил устраивать нам сюрпризы.

 

 

Урок истории Израиля. Для наглядности – в подъемнике для солдат

 

 

Нестандартная подача информации

 

«А это Джихад, наш водитель, – представил сидящего за рулем автобуса араба наш провожатый. – Несмотря на такое воинственное имя, он очень миролюбивый человек, и будет всячески помогать нам в нашем путешествии».

 

Оказалось, родители Джихада были такими же романтиками, как наши дедушки и бабушки-коммунисты, называвшие своих детей Октябринами и Марсельезами. А в профессионализме и выдержке нашего водителя мы тоже убеждались не раз, когда то поднимались высоко в горы, то собирали авокадо в местном «колхозе», то спешно покидали неспокойный палестинский город.

 

 

Наш по-восточному невозмутимый Джихад

 

 

Иногда ему приходилось вот так устранять препятствия на нашем пути

 

Но обо всем по порядку…

 

 

Назарет

 

В окрестностях Назарета. Вид на Галилею с горы Свержения

 

 

С горы Свержения книжники и фарисеи пытались столкнуть
Христа за нарушение субботы

 

 

На горе Свержения

 

 

В Израиле весна – все цветет, палящее солнце
еще не сожгло здешнюю растительность

 

 

Назарет – город, в котором прошла большая часть земной жизни Христа

 

Город, где жила Пресвятая Богородица, и где произошло ключевое событие в жизни человечества – Благовещение, – был одним из первых пунктов нашего паломничества на Святой Земле. Событию, которое мы отмечаем каждый год 7 апреля, посвящена базилика, которая так и называется – базилика Благовещения, построенная на том месте, где, по преданию, стоял дом Девы Марии. Конечно, храм много раз перестраивался, а нынешний огромный комплекс вообще, можно сказать, современный итальянский проект, ему всего-то 45 лет. И поначалу нетрадиционные архитектура и убранство храма, где служит католический орден францисканцев, вызывают легкое замешательство. Но потом привыкаешь. Место это нам дорого своей главной святыней – гротом Благовещения, где находилось жилище Богородицы. В Евангелии нет прямого указания на то, где произошла встреча Девы с архангелом Гавриилом, где состоялся их разговор, и «Слово стало плотью».

 

В Евангелии от Луки об этом сказано лишь так: «В шестой же месяц послан был Ангел Гавриил от Бога в город Галилейский, называемый Назарет, к Деве, обрученной мужу, именем Иосифу, из дома Давидова; имя же Деве: Мария».

 

По католической традиции, все случилось именно здесь, в доме (евангельская фраза «Здесь Слово стало плотью» начертана на престоле, который находится как раз на месте дома Иосифа и Марии).

 

 

Базилика Благовещения

 

 

Флаг с Иерусалимским крестом, на котором на самом деле
целых пять крестов – по числу ран Спасителя

 

 

Необычный купол базилики в форме лилии

 

 

Внутри базилики. Одновременно с нами в храме молилась группа из Польши

 

 

 

 

Престол, установленный на том месте, где
находился дом Иосифа и Марии

 

 

«Богородице, Дево, радуйся», поем мы

 

 

В базилике собраны «национальные» лики Божией Матери:
польская, мальтийская, мексиканская иконы....

 

 

... корейская...

 

 

Владимирская икона Богоматери здесь обозначена как
греческая (что справедливо, так как была написана
евангелистом Лукой). Русской иконы в базилике нет

 

Православное же предание гласит, что встреча Богородицы и архангела произошла в другом месте – у источника, где набирала воду юная Мария. И в этом месте сейчас тоже находится церковь, принадлежащая православному совету общины Назарета. Сохранился и колодец, из которого мы пили и набрали ключевой воды с собой. Конечно, ощущения от пребывания в арабском христианском храме очень необычны! Созданный греками иконостас, с одной стороны, очень привычен русскому взгляду, но внимательно присмотревшись, замечаешь: надписи на иконах сделаны арабской вязью! Службы здесь совершают на арабском, и только в престольный праздник молятся на греческом.

 

 

Православный храм Благовещения

 

 

Внутри

 

 

 

Чтимая икона Благовещения

 

 

Источник Девы Марии

 

 

 

И снова молимся Богородице

 

Служащий в храме батюшка благословил каждого небольшой иконкой Благовещения. На обратной стороне – написанная по-арабски молитва. И, хоть прочитать ее нам невозможно, можно догадаться, что же там за слова, прославляющие Богородицу…

 

Правда, долго пробыть в этом храме нам не пришлось: члены христианской общины хоронили своего собрата, и в небольшой церкви начиналось отпевание, которое, кстати, совершал сам митрополит Назаретский Кириак. По восточной традиции, на траурную церемонию собрались только мужчины, которые до начала отпевания общались друг с другом, то и дело поглядывая в нашу сторону.

 

 

Священники спешат на отпевание. Один из них, седоваласый, – митрополит Кириак.
Увидев его, наши паломники ринулись к архиерею за благословением.
Кажется, своим напором они его немного испугали, и он, быстро
благословив нас, прибавил шаг

 

 

Сейчас начнется отпевание

 

 

Внутренний дворик арабского христианского прихода

 

 

Еще не убранная после Рождества елка

 

«Назарет – один из немногих христианских городов на Святой Земле, – рассказал отец Роман. – Это преимущественно арабский город. Но, несмотря на то, что христиан значительно меньше, чем мусульман (где-то 20%), именно они занимают ключевые посты в муниципалитете. Им не на словах, а на деле приходится отстаивать христианские ценности: некоторое время назад члены православной общины стали живым щитом, когда рядом с христианскими святынями пытались построить большую мечеть. Строительную технику не пустили, и пока вместо огромного минарета можно увидеть лишь маленький, временный вариант».

 

Взглянув в ту сторону, куда показывал диакон, мы увидели плакат на английском, обращенный непосредственно к нам. Его текст гласил, что мы, христиане, глубоко заблуждаемся, почитая пророка как Бога.

 

 

«Контрпропаганда»

 

Грязноватые узкие арабские улочки, бесконечные торговцы тряпками и побрякушками, гранатовый и грейпфрутовый сок рекой – таким запомнился мне Назарет. Его эклектика первое время просто ошеломляла: дело даже не в том, что русские люди иногда ошибочно представляют себе Святую Землю этакой российской провинцией и удивляются, когда не чувствуют себя здесь, как «у себя, под Самарой». Нет, дело не в этом. Когда, приезжаешь, например, в Грецию, все равно понимаешь, что попал в «монокультуру», и центр этой культуры – Христос. А на Святой Земле не так. Ее парадокс как раз в том и состоит, что Христос как бы на периферии ее повседневной жизни. Еврейская, а наипаче арабо-мусульманская культура – вот что определяет лицо этой небольшой территории «в центре мира». И лишь отдельные ориентиры, как дорожные знаки, подскажут понимающему человеку, что же здесь самое главное. Или, точнее, Кто. Напоминает евангельскую ситуацию, неправда ли?

 

Те, кто уже бывал на Святой Земле, были готовы к этому и, кажется, не придали большого значения. А я была, скорее, солидарна со своей подругой, которая сказала примерно так: «Как-то грустно это наблюдать».

 

И еще одна ремарка. Русского присутствия в Назарете сегодня нет. До революции Русскому подворью принадлежал целый комплекс зданий в Старом городе Назарета: тут была и гостиница, и школа, и клиника и т.д. Но все это мы потеряли благодаря знаменитой «Апельсиновой сделке» при Хрущеве, когда по соглашению с Израилем масса российской недвижимости и земель были проданы. Иерусалим расплатился за них Москве фруктами и текстилем. Паломникам теперь остановиться негде, а те апельсины сгнили, пока «доехали» до СССР.

 

 

Дом для паломников, когда-то принадлежавший
Русскому Палестинскому Обществу

 

Вот такая история.

 

 

***

И напоследок еще несколько фотографий Назарета:

 

 

 

 

 

 

Отоварились свежей клубникой

 

 

Невзрачные городские постройки

 

 

 

 

 

Покидали мы Назарет уже в сумерках…

Наверх