Возвращение в Израиль

Текст: Анастасия Коренькова
Фото: Прот. Константин Пархоменко, Евгений Горин, Виктория Светличная

 

В один из серых октябрьских вечеров паломники нашего Троицкого собора собрались вместе, чтобы вспомнить поездку на Святую Землю, состоявшуюся в январе-феврале 2014 года. Точнее, даже две поездки, так как 70 человек не поместились бы даже в самый большой автобус – пришлось ехать в Израиль двумя «заходами». Пересмотрели фотографии, вспомнили самые яркие моменты путешествия, еще раз поблагодарили Господа за эту возможность соприкоснуться с Его родной землей. Повздыхали, а где-то и посмеялись…

 

«Гвоздем вечера» стал заказанный в кондитерской торт с надписью «Собирайся в путь! Израиль ждет!» Как признавалась сама автор идеи, эти слова выражали, скорее, мечту, нежели чем отражали реальные планы. Но уже через месяц (!) многие участники той осенней встречи держали в руках билеты в Тель-Авив. Словно Господь услышал воздыхания поклонников Святой Земли и решил утешить их новой встречей с любимыми местами. Родившаяся спонтанно идея (при активных усилиях организаторов, конечно) быстро обросла конкретикой: нашлись сравнительно недорогие билеты, а хорошо знакомый нам диакон Роман Гультяев из Русской Духовной Миссии в Иерусалиме с радостью согласился принять группу. Во время визита священнослужителя в Петербург обсудили программу – поскольку большинство паломников уже не первый раз в Израиле, запланировали посещение многих новых мест.

 

Храм Рождества Христова в Вифлееме, базилика Благовещения в Назарете, Храм Гроба Господня в Иерусалиме – все это, разумеется, даже не обсуждалось. Но в том же Святом граде есть множество замечательных монастырей и храмов, куда обычно паломники просто не успевают. Вот лишь некоторые из них: монастырь Pater Noster на Масличной горе, где Христос, по преданию, даровал Своим ученикам молитву «Отче наш». Церковь Петушиного крика на месте дома первосвященника Каиафы, где Петр отрекся от Учителя. Церковь Бичевания Христа – один из начальных пунктов Крестного пути. Недавно обретенная купальня Вифезда у Овечьих ворот, где Господь исцелил расслабленного. А ведь есть еще музеи, которые тоже полезны и небезынтересны для христиан: музей Иерусалимского Храма, археологический музей францисканцев, где хранится множество экспонатов, найденных при раскопках католических церквей на Святой Земле… Все эти (и многие другие) места мы посетили за февральскую поездку. Они помогли открыть Израиль с новой стороны.

 

izrael15

 

Первые минуты на Святой Земле. Древняя Яффа. Мы там, куда прибывали паломники из Европы и столетия назад…

 

izrael14

 

В церкви святого Георгия в Яффе. Недалеко отсюда находился дом Симона Кожевника, у которого гостил апостол Петр

 

izrael16

 

Хеврон. По преданию, тот самый дуб, у которого Аврааму явилась Сама Троица

 

izrael04

 

Место, встречи с которым ждал каждый паломник. Храм Гроба Господня. Иерусалим

 

 

 

izrael19

 

Та памятная Литургия в Вифлееме

 

izrael17

 

Читаем благодарственные молитвы по причащению

 

izrael03

 

Отец Константин на возвышении читает Евангелие. Место, кстати, примечательное: у гробницы Лазаря, в Вифании. Мы вспоминаем смерть и удивительное воскрешение друга Христова

 

izrael01

 

Омовение в реке Иордан. Конечно, это не Крещение, но какую благодать ощущает каждый, кто погрузился в эти воды!

 

Но самое главное – это, конечно, молитва. Нашу группу возглавлял священник Константин Пархоменко. Благодаря батюшке у нас была возможность исповедаться и причаститься. Подумать только: за 11 дней паломничества мы причастились 4 раза! И где! В пещере Рождества Христова, Храме Гроба Господня, в Вифании и Иерихоне. Последние две Литургии – особенные. Их, я уверена, навсегда сохранит в своем сердце каждый участник мой спутник. Ведь мы стали непосредственными участниками: отец Константин совершал богослужение, диакон Роман сослужил ему, а мы, 28 человек, составляли хор. Может быть, не очень умело, но «едиными усты» мы, как ранние христиане, пели своему Господу. Молились о России, о мире на Украине, об оставшихся дома родных, о всех клириках и прихожанах родного собора, о друзьях и врагах… Было настолько трогательно, что многим «певчим» мешали слезы.

Литургию в Иерихоне, кстати, мы служили на Сретение. Представляли, что сейчас в морозном Петербурге на праздничной Литургии молятся за нас «соборяне», а мы – в пустыне у Мертвого моря, где проповедовал и крестил Иоанн Предтеча, где Сатана искушал Христа, где несла молитвенный подвиг Мария Египетская, где Спасителя встретил мытарь Закхей…

Кстати, на наших глазах произошло нечто неординарное: в пустыне пошел дождь. Погода вообще в этот раз не баловала: в Иерусалиме нас накрыла пыльная буря, сопровождавшаяся пронзительным холодным ветром, в Галилее все три дня шел дождь – на горе Блаженств мы увязли в жирной грязи. И даже в Иерихон, где дождя-то почти не бывает, мы привезли с собой осадки. Но старались принимать такие условия со смирением: современные пилигримы, в отличие от наших предков, и так все время находятся в комфорте, долетая до Израиля на самолете и передвигаясь по стране на удобных автобусах. Это тебе не морем или пешком… Так что мы, по мере сил, благодарили Господа за этот дождь, гарантирующий Святой Земле урожай. А некоторые подвижники благочестия даже просили … чтобы дождь шел как можно дольше и сильнее!

И как хочется, чтобы этот дождь – в духовном смысле – пролился на наши души по итогам поездки на Святую Землю. Смыл душевную копоть и пыль, обновил души в Великий Пост, и дал возможность взрастить в себе что-то новое и хорошее.

 

izrael10

 

Спевка накануне Божественной Литургии в Вифании

 

 

izrael11

 

В этом маленьком пещерном храме святителя Николая в Вифании мы, пожалуй, впервые в жизни, сами пели на Литургии

 

izrael02

 

А это другая Литургия, в праздник Сретения. Подворье святого Иоанна Предтечи Русской духовной миссии в древнейшем городе мира, Иерихоне

 

izrael20

 

Сослужил отцу Константину наш провожатый на Святой Земле – диакон Роман Гультяев

 

izrael22

 

Проповедь после Литургии. Сретение на Святой Земле: разве можно это забыть?

 

По итогам поездки мы попросили паломников поделиться своими духовными впечатлениями от посещения Израиля. Кто-то, впервые побывавший на Святой Земле, рассказал о радости знакомства с этими местами. А были и те, кто уже в шестой раз (!) в Иерусалиме. Их мы спрашивали о том, что заставляет вновь и вновь возвращаться к хорошо знакомым святыням...

Василий Кузютин стал прихожанином Свято-Троицкого Измайловского собора два года назад. Эта поездка на Святую Землю была для него первой. Как сейчас он признается, осознание того, что произошло, пришло уже дома. То, что казалось прозаичным и даже отчасти будничным, уже здесь, в Петербурге, отозвалось в сердце мозаикой ярких впечатлений:

– Пусть это не тот самый камень, по которому ходил Спаситель, но Евангельские события происходили именно здесь. Осознание этого просто потрясает и не отпускает. Хочется, хочется вернуться в Израиль вновь. Гробницы Пророков, Божией Матери, многочисленные пещеры, которые мы посетили, – прикосновение к ним, к этой старине, просто захватывало дух. А Храм Гроба Господня 12-го века! Он интересен даже сам по себе: темный, с гладкими, отполированными тысячами ног и рук камнями.

Очень грели душу русские монастыри – кусочки Родины на Святой Земле. Все мы люди, и планета одна, но все равно свое, национальное, – роднее. Во всяком случае, для меня. Горненский монастырь, Александровское подворье в Иерусалиме – как их забудешь? А община Воскресения Христова в Вифании, где находятся школа и приют, и где несет свое подвижническое служение сестра Марфа (Валль)! Подвиг монахини и нескольких ее помощниц во враждебном окружении, конечно, – свидетельство крепкой и сильной веры. Также, как и служение отца Иустина в арабском Наблусе. Этот греческий собор святой Фотинии – как говорится, форпост в иноверческой среде. Священник живет и не знает, сейчас или через секунду погибнет. Невольно сравниваешь эту готовность умереть за Христа со своей немощью. Вот где настоящая вера, вот – служение Истине!

В храме Рождества Христова в Вифлееме я впервые в жизни оказался на Литургии, которая совершалась не на русском, а на греческом и арабском языках. При том, что почти все молящиеся были русскоязычными. Поэтому с каким же удовольствием мы все-таки спели «Верую» и «Отче наш» на родном языке! И где! В пещере Рождества Христова!

И еще. Признаюсь честно, я не хотел кататься на лодочке по Галилейскому озеру, тем более что погода была ненастная: над нами нависала огромная туча, гремел гром, было очень холодно. Казалось, что эта часть нашей программы больше напоминала туризм, чем паломничество. Но когда на середине озера заглушили мотор, и отец Константин в полной тишине проникновенно произнес слова молитвы ко Господу, благодаря Его за поездку, за возможность прикоснуться к великим святыням, я чуть не заплакал. Этот момент стал для меня одним из самых ярких в паломничестве.

Мне кажется, наша поездка – даже не кирпичик, а глыба в фундамент того, что я от Церкви не отвернусь. У меня больше нет никаких сомнений в том, что Православие – единственный путь и единственный свет.

Убеждена, что паломническая поездка в Израиль, как минимум, укрепит ее в вере, и супруга Василия – Нина Кузютина.

– Когда я улетала, мой сын сказал: «Я читал, что для россиянина Святая Земля – это Святая Русь». Но на самом деле, Святая Земля не зря так называется. Присутствие Господа там ощущалось буквально везде. И это ощущение я привезла с собой в Петербург. Я не хочу думать, что для того, чтобы удержать ощущение, нужно каждый год ездить в Израиль – это было бы неправильно, мне кажется. Но при первой же возможности, я думаю, мы туда снова поедем.

Самым большим потрясением стала Кувуклия в Храме Гроба Господня. Я очень смущалась перед первой встречей с ней – что сделать, как правильно приложиться, как посмотрят на меня окружающие? Но уже на подходе к Приделу Ангела все начало меняться: какая-то сила, как волна, бросила меня на пол. В голове промелькнули все, кого знаю: и все, кто умер, и все, кто жив. Все, кто любим, и все, кто раздражал. Полилась внутренняя молитва, без преувеличения, за весь мир. Это было духовное потрясение! Подобное я переживала только на гробнице моей небесной покровительницы, святой равноапостольной Нины, в Грузии.

Ночная Литургия в Храме Гроба Господня пролетела словно секунда. Но особо я хотела бы сказать о «наших» Литургиях – в Вифании и Иерихоне, где все мы, паломники, сами пели всю службу. На этих Литургиях меня потрясла проскомидия. Священник при нас вынимал частицы из просфоры в то время, как мы подходили к нему и произносили имена своих родных – живых и усопших. Это был уникальный, просто незабываемый опыт! А вот ответственность за наше пение за богослужением немножечко мешала молиться. Сейчас бы я, наверное, уже не стала обращать на это внимание.

Когда мы летели назад, в Россию, мне казалось, что кусочек моего сердца остался там, на Святой Земле! Думалось: как бы донести все пережитое до своих не верующих детей? Какие подобрать слова? А с другой стороны, проповедь – это не только слова. Как мы можем проповедовать каждый на своем месте? Меняться. Есть какие-то вещи во мне, с которыми мне хочется расстаться раз и навсегда. Хотя, конечно, работы – не початый край.

Раньше я гордо называла себя христианкой, теперь мне не хочется, чтобы по мне судили о христианах – пусть по монахине Марфе судят. А мы… «ничего особливого»!
И возвращаясь к Святой Руси… В Израиле пришло осознание, как нам надо веру свою беречь. Если не убережем – все. Посмотрите, что сейчас с Европой происходит: то, что раньше называлось грехом, стало нормой. И вот мы потихоньку идем к этому. Надо не бояться отстаивать свои ценности. Во всяком случае, не снижать эту планку для себя. Если каждый крещеный россиянин пойдет в храм, то храмов не хватит. В это прощеное воскресенье прошло ровно три года, как я воцерковилась. И хочу сказать, что народу за это время, по моим наблюдениям, в храме стало меньше. Есть, над чем задуматься, правда?

 

Для Наталии Лукичевой эта поездка на Святую Землю тоже стала первой. 


– Прошло несколько недель после возвращения со Святой Земли... Не раз я себе повторяла: «Какое счастье, Господи, что Ты мне помог преодолеть искушение, склонявшее меня не ехать в эту поездку, т.к. новейшие обстоятельства моей жизни (потеря работы после возвращения) очень мне давили на разум...» А теперь я наполнена удивительными воспоминаниями и впечатлениями, и никто их не может отнять, что бы ни происходило вовне. И вот ведь странное дело: за все годы успешной работы и стабильности в моей жизни я много раз могла поехать на Святую Землю, но не ехала... Но Господь непостижимо все управляет. Запланировав поездку в совершенно стабильной для меня ситуации, я оказалась в Израиле на пороге новой страницы своей жизни, на странице, где ничего еще нет, где предстоит начать все снова...

Изменилось ли что-то во мне после поездки? Да. И так хочется сохранить это ощущение навсегда и дополнять, укреплять его. Самое ощутимое внутреннее приобретение, которое четко можно облечь в слова – это спокойствие. Это такое ясное и ни с чем не смешиваемое спокойствие. Как поется в песне «Аквариума»: «И мне радостно от того, что в надежных руках»…

То, что наша поездка была построена в Евангельской хронологии, – очень правильно и очень помогло усвоению фактов, событий, мест, хотя не все еще уложилось, конечно. Но как же по-новому теперь слышится Литургия и читается Священное Писание! Названия, события и имена теперь ожили в моем сознании. Я как бы их соучастница после того, как прикоснулась к ним… Чего стоит только восхождение на гору Искушения! Ты стоишь над этой пропастью и сознанию своему повторяешь: тут стоял Спаситель и тут его искушал дьявол, а вот тут, на Елеонской горе, Он в муках и с готовностью ожидал приближающихся страданий за нас.

А как же ближе стал святой Иоанн Креститель после того, как мы побывали в библейской деревне, в которой он вырос. Как живо представилось, как его мать, святая Елизавета, бежала, спотыкаясь, с младенцем на руках, от солдат Ирода и, почти настигнутая, взмолилась ко Господу, и увидела пещеру, где оставила сына, после чего была убита.

Раньше, когда я слушала житие Марии Египетской, которое читается в Великий Пост, река Иордан мне представлялась очень широкой. Такой, что через нее нелегко переправиться. А монастырь, где подвизался святой Зосима, я и вовсе представляла как что-то уже давно не существующее. И вот он, этот монастырь, – мы проезжали его. А Иордан и пустыня – так близко и, главное, реально!

Когда я рассказываю своим друзьям и знакомым о поездке (а делаю это до сих пор), то вспоминаю разные моменты и впечатления. Видимо, это зависит от того, кому я рассказываю. Но вот что я рассказывала всем: я получила уроки любви. Я увидела, как много было стараний у каждого в группе проявлять не эгоизм и недовольство, а учиться терпению, заботе и любви. Нас было 29 человек, а, как будто, – единый организм.

 

Прихожанка нашего собора Светлана Антон призналась, что во время второй поездки удалось «разложить по полочкам» всю информацию, полученную о Святой Земле. Теперь ее рассказы о Евангельских местах с удовольствием слушают близкие. Особенно – о посещении Самарии, места, где Христос у колодца Иакова повстречался с самарянкой Фотинией. Греческая Церковь построила там великолепный собор, настоятелем которого является архимандрит Иустин. 


– У меня, конечно, самые сильные эмоции – от посещения места, связанного с моей небесной покровительницей самарянкой Фотинией. Я была там уже второй раз, и такое ощущение, словно побывала дома. Даже монастырское хозяйство (гуси, курица … на оливковом дереве) чем-то напомнило нашу российскую деревню. По сложившейся традиции, я разливала всем нашим паломникам воду из колодца Иакова. В этот момент мне хотелось хоть немножечко быть похожей на мою святую. Хотя не знаю, смогла бы я вытерпеть все те издевательства, которые пришлось перенести Фотинии и всему ее семейству за Христа. Но у меня появилось ощущение, что я должна рассказывать о вере близким. И всем, кому воду разливала, я мысленно желала почувствовать прикосновение Господа и «нести в массы» Благую весть.

Я, конечно, не раз читала житие святой Фотинии. Но вот что интересно: когда отец Константин уже в Самарии перечитал Евангельский отрывок о ней, подробно разобрал его, появилось совсем другое видение этой истории. Фотиния, легкомысленная и глуповатая молодая женщина, пытается флиртовать с Путником, заговорившим с ней у колодца. Христос проявил снисходительность к ней, простил ее несведущность, увидев возможность перемены. Также и мы, пусть не всегда обладаем какими-то знаниями, можем сердцем своим воспринять Истину.

Я не уверена, что смогу еще раз побывать на Святой Земле. Но точно знаю, что должна теперь поработать для Господа здесь, дома.

 

 

Для Олега Зинатуллина поездка на Святую Землю зимой 2014 года стала поворотной в жизни. Возвратившись домой, он, как в первохристианские времена, провел Великий Пост в подготовке к святому крещению. И в Великую Субботу, накануне Пасхи, внук муллы Олег стал рабом Божиим Даниилом (в честь убитого священника Даниила Сысоева). Через несколько месяцев они с супругой Викторией повенчались, имея уже не только детей, но и внуков. На таинстве присутствовали все члены их многочисленной семьи, а это 12 человек: Виктория и Олег вырастили не только своих детей, но еще и воспитывают четырех приемных дочек. Новую поездку в Израиль Олег ждал с нетерпением.

– Я в прошлый раз был в Израиле как турист, на все со стороны смотрел. Единственное, что на Гробе Господнем я попросил, чтобы Христос меня вразумил. Ну, вот и вразумил.
Очень сильное впечатление на меня тогда оказала монахиня Марфа (Валль) – директор приюта и школы для девочек в арабской Вифании. История немецкой девочки, которая попала на Пасху в православный храм, крестилась наперекор родителям и приняла монашество, меня потрясла. Я задумался о том, как 16-летняя Маргарита, оказавшись в церкви, сразу почувствовала, что попала туда, куда хотела.

Эта встреча стала одним из факторов, повлиявших на мое решение. В этот раз я ехал в Израиль как домой. У меня не было там сильных эмоций, но в какие-то моменты на душе наступал совершенный покой! Тишина и покой – вот то, что я переживал на Святой Земле. И уверенность в том, что Господь приведет нас к тому, что для нас нужно и полезно.

А вот впечатления от поездки супруги Олега – Виктории Светличной:

– Я могу сказать, что эта поездка была для меня гораздо сложнее, чем прошлая – чисто в духовном плане. Потому что после того, как Олег крестился, и мы повенчались, враг рода человеческого на нас ополчился. К сожалению, мы часто ссорились в поездке. А почему и отчего – просто не вспомнить уже и не сказать. Наверное, нам надо было это пережить.

… В прошлом году для меня потрясением стал порог Судных врат на Крестном пути Спасителя. Тогда я осознала, что может чувствовать человек, оставшийся абсолютно один. А в этом году, наверное, ключевым моментом стала Литургия в пещерном храме Николая Чудотворца в Вифании, где мы пели сами. В какой-то момент не было сил даже петь – мы просто все рыдали. Происходила переплавка своих обид. Такая же горячая молитва, коленопреклоненная, была и на горе Искушения.

Очень жаль, что в этом году мы не попали на гору Арбель, где, по православному преданию, Христос произнес Нагорную проповедь. Вместо этого мы оказались на горе Блаженств, которую почитают как место Нагорной проповеди католики. Та грязь, которая после сильных дождей липла к нам комьями и не давала идти, показала, что до Блаженства нам еще чиститься и чиститься! (смеется)

Как и в прошлый раз, меня потрясла личность архимандрита Антонина (Капустина). В 2014 году я привела фотографию этого исключительного человека, и она у меня стоит в рамочке. Может быть, дерзостно так говорить, но сколько этот человек жизни и горения своего отдал для того, чтобы Россия прозвучала на Святой Земле. Горько смотреть, как мало православных едут в Израиль. Сколько католиков из Европы, Юго-Восточной Азии, представителей Эфиопской Церкви! А русских – единицы! Это печально. Особенно учитывая непростое положение христиан на Ближнем Востоке.

И последнее. Когда мы, паломники, встретились друг с другом, по возвращению в соборе, то поняли, насколько мы друг с другом сблизились. Мы – одна семья. И так горько от того, что очень многие старые друзья не с нами. Не с нами именно в духовном отношении. Один из знакомых священников мне по этому поводу сказал: чем дальше мы продвигаемся по христианскому пути, тем больше мы не от мира сего. И тем сильнее это будет ощущаться в общении и с родственниками, и с друзьями… Увы, это действительно так. И так хотелось бы, чтобы Господь укреплял нашу общину, ведь теперь мы как никогда нуждаемся друг в друге.
 

Поездка на Святую Землю стала началом пути к вере и для супруга нашей прихожанки Галины Кисель, Юрия. Сама же Галина побывала в Израиле уже в четвертый раз.
– Мне повезло, что я пришла в храм сознательно. Слава Богу, не было никакой беды, никакого горя, я была совсем молодой. Но понимала, что живу неправильно. Лет семь блуждала, пока не пришла в Троицкий собор. И в течение 13 лет тема веры в нашей семье была очень острой – муж в храм не ходил. Но в 2010 году он побывал в Израиле с нашей паломнической семьей. Совершенно не зная Евангелие. Когда вернулся, сказал примерно следующее: «Неужели все это правда?» И пусть не сразу, но постепенно начал воцерковляться. Теперь на воскресных службах мы бываем только всей семьей.

Для меня Святая Земля – это все. Прилетаю в Тель-Авив, и чувствую сразу, что это особый, ни с чем не сравнимый, мир. Каждая пядь земли в Израиле для меня – конечно, Иисус Христос, его страдания. И как бы ни отвлекал восточный шумный мир с его базарами, когда я иду по Крестному пути в Иерусалиме – все мои мысли только с Ним. И хочется переживать это вновь и вновь, поэтому я уже в четвертый раз возвращаюсь в Израиль. Мы с семьей приезжаем еще и отдыхать здесь на море, но обязательно на несколько дней едем и в Иерусалим, присутствуем на ночных службах в Храме Гроба Господня – это даже не обсуждается.

Что особенно запомнилось в этот раз? Меня поразила молочная пещера в Вифлееме, где, по преданию, Матерь Божия кормила Младенца. Капля молока упала на землю, и вся пещера стала белой. Это место особо почитается теми, кто молит Господа о даровании детей.

А древний греко-римский город Иппос на Голанских высотах? Обычно туристов туда не водят, а в этом году наш организатор, диакон Роман Гультяев, сделал нам такой подарок. Этот древний город, находящийся на высоком берегу Галилейского озера, был разрушен землетрясением в шестом-седьмом веках. Меня он вообще сразил. Место практически не тронуто даже археологами, прекрасно сохранились остатки византийских храмов: колонны, стены, фундамент… Впечатлений было столько, что я не чувствовала голода и усталости – как будто напитывалась духовно местами и людьми, меня окружавшими.

Одним из первых пунктов нашей поездки был Иордан. При температуре воздуха 18 градусов мы совершили омовение в водах святой реки. Я радовалась этому просто как ребенок. Вода была для меня как парное молоко, и выходить просто не хотелось. И это не только телесное ощущение. На Святой Земле телесное тесно переплетается с духовным…

И, конечно, вспоминаются наши службы – они прошли на одном дыхании. Мне даже казалось, что мы что-то пропустили – не может же Литургия пролететь так быстро! А проскомидия, когда мы лично поминали своих близких? Не знаю, будет ли у нас в жизни еще такая возможность? Счастье такое, что просто переполняет. Во время Причастного концерта наш паломнический хор спел «Царице моя Преблагая» и очень любимую нами песню, которую мы всегда поем во время поездок – «Богородице, Богородице, Матерь света, любви и добра». Я не могла сдержать слез.

 

 

Маргарита Сафонова уже в шестой раз побывала в Израиле. Она сформулировала свои впечатления кратко, но очень емко: 


– Перед каждой поездкой на Святую Землю я жду и надеюсь, что опять произойдет чудо, и меня коснется Божия благодать. Так было и в этот раз. Самые яркие и радостные события поездки – Божественные Литургии в разных храмах Святой Земли. Я чувствовала себя участницей общей молитвы; рядом стояли любимые и дорогие моему сердцу прихожане нашего собора, наш батюшка о.Константин, о.Роман… И божественная ЛЮБОВЬ была осязаема, она была среди нас, в нас самих. Слезы благодати и радости были также проявлением этой ЛЮБВИ. Как замечательно ощущать себя не одинокой молитвенницей, но частью дружной и любящей семьи, у которой один Отец, и Он любит всех нас, слышит и знает наши нужды, заботится и – всегда рядом.
 

Людмила Владимировна Субботина была на Святой Земле тоже в шестой раз! И всем паломникам запомнились ее слова, когда мы покидали Иерусалим: «Я словно простилась с отчим домом». О том, что заставляет ее снова и снова ехать в Святой город, мы попросили Людмилу Владимировну рассказать:

– Всю свою сознательную жизнь мне хотелось попасть ко Гробу Господню. Кода я представляла себе поездку в Иерусалим, у меня даже сердце замирало. Но это казалось настолько несбыточным! Во-первых, мой муж – военный, т.е., «невыездной». Во-вторых, все упиралось в деньги.

Поворотной точкой стала смерть моего сына. Когда мы с мужем разговаривали, я признавалась ему, что нашла бы утешение и ответ на вопрос, как дальше жить, если бы оказалась у Гроба Господня. И тут у Александра Михайловича – 50-летний юбилей. Коллеги спросили его, какой подарок он хотел бы получить. И он ответил, хотя и не очень надеялся, что мечтает поехать в Иерусалим. Это был 2001 год. Между израильтянами и арабами шла война. Но у силовиков нашлась возможность: мы узнаем, что нам дарят путевку в Израиль. Для меня это было просто потрясением.

Было множество препонов, но, тем не менее, мое рвение и желание получить утешение настолько было сильным, что мы приехали в Иерусалим. Одни, в чужой стране: куда идти – неизвестно. Но Матерь Божия привела.

До этого слышала, что в Гроб Господень всегда очень большие очереди, и что не все желающие успевают туда попасть. Настроенная на это, я вошла и поняла, что мы одни в храме. Война. Гроб Господень стоял совершенно одинокий, как сирота. Я могла находиться там столько, сколько хотела. Во мне дрожало все, начиная от волос… У меня было ощущение, что я приехала со своим горем не к холодному камню. Передо мной был Кто-то живой, теплый, перед Кем я могла выплакаться, высказаться, получить ответ. Я рыдала, во мне клокотало все. И там я получила такое утешение, что когда вышла оттуда, чувствовала, что словно сняла камни с себя. Неразрешенный вопрос разрешился, и я знала, как теперь правильно жить.

Такого потрясения от встречи со святыней, конечно, больше не было, но каждый раз у меня ощущение, что я еду к Кому-то родному…

За последний год накопились проблемы: со здоровьем, в семье, и я, по сути, ехала в Израиль ради Храма Гроба Господня. В один из вечеров я пришла в Храм уже к закрытию. Понимала, что последняя в очереди, и, скорее всего, не успею попасть в Кувуклию. И тут ко мне подходит монах, буквально берет за шиворот и заталкивает туда, в темноту, закрывая за мной дверь! Вот удивительно: я поняла, что перед Пасхой все точно также происходит – за Иерусалимским патриархом закрывается дверь, он остается один и молится о нисхождении Благодатного огня. У меня было полное ощущение Пасхи. Надо было видеть лица наших паломников, когда я вышла из Кувуклии! Они обрадовались так, как будто боялись, что меня оттуда не выпустят до утра! Хотя если б меня там оставили на всю ночь, я была бы самая счастливая! (смеется)
Ну а в наш последний вечер в Иерусалиме я поняла, что уезжаю, но не знаю, смогу ли еще сюда вернуться. И, честно говоря, пришла в Кувуклию прощаться. Прощаться с Кем-то дорогим, родным. И это было при мне, вот оно стояло теплое, живое, родное… Хотя я понимала, что даже если что-то со мною случится, я помру, то к Нему же приду – но уже, как говорится, в полном осязании! (смеется) Если Он допустит еще за мои грехи!

Без волнения не могу вспоминать об этом, конечно… Собственно, это и было самое главное для меня в поездке на Святую Землю.

 

izrael12

 

izrael13

 

 

 

 

Наверх