Мощи св. благоверных Петра и Февронии Муромских

Святыни храмов – это то, что во все времена притягивало верующих людей и помогало им преодолевать скорби и тяготы земной жизни. И наш собор Святой Живоначальной Троицы лейб-гвардии Измайловского полка собрал под своими сводами немало святых икон и частичек мощей угодников Божиих. Только по одному взгляду на паломников зачастую можно определить, к кому из святых они обращают свои молитвы. Так, молодых христиан, желающих встретить родственную душу для создания крепкой семьи, чаще всего можно наблюдать около иконы святых благоверных князей Петра и Февронии Муромских, пребывающих в нашем храме частицами своих святых мощей. Однако не только одинокие люди обращаются к святым покровителям брака с просьбой о даровании второй половины, но и семейные пары, ищущие утешения и просящие помощи у святых, которые прошли подобный путь и разделившие тяготы супружеской жизни.


К сожалению, житие святых благоверных князей Петра и Февронии крайне скупо описывает нам историю их знакомства и последующей супружеской жизни. Видно, потому и полюбилось в народе «Повесть о Петре и Февронии Муромских», написанная священником Ермолаем (в иночестве Еразм) по благословению митрополита Московского Макария. Это повесть, задуманная изначально как житие святых князей, но не признанная Церковью по канону и потому не вошедшая в четьи-минеи, рассказывает нам удивительную историю исцеления князя Петра незнатной девицей Февронией и его женитьбу на ней.


Князь Петр – потомок Ярослава Святославовича (прославленного в лике святых с именем Константин), – жил в XIII столетии и получил Муромский престол после смерти своего старшего брата князя Павла. В «Повести» говорится, что Петр убил в поединке коварного змея, заступаясь за честь брата, и, обагренный  кровью своего врага, заболел проказой – неизлечимой инфекционной болезнью, которая сопровождалась у него еще и частичной парализацией. Поиски врача, способного вылечить страдающего Петра, привели одного из его отроков в Рязанскую землю, а именно в деревню Ласково. Историческое свидетельство о месте рождения будущей княгини Февронии подтверждается и народным приданием, в сознании которого сохранился образ набожной и в то же время мечтательной девушки, наделенной Богом, несмотря на свою юность, чудесным даром врачевания и необыкновенной мудростью. Однако столь необычайные способности внушали страх и недоверие среди жителей ее родного села, подозревавших ее в тайном колдовстве. Односельчан, сохранивших тогда многие языческие традиции предков, возмущала принципиальность и непримиримость Февронии по отношению к обрядам, противоречащим духу христианской веры. Мудрые речи Февронии поражают, как впервые переступившего ее порог отрока, так и самого Петра, который согласно «Повести», испытывает Февронию в премудрости. Впоследствии вся их жизнь строилась на взаимном совете: князь не принимал важных решений, не посоветовавшись с женой.


Исцелению Петра предшествует одно условие – его женитьба на незнатной дочери бортника-древолаза, коей была девица Феврония. Свадьба снова стала поводом для проявления необычайных даров святой Февронии, которая предсказала, что они поедут венчаться на санях, хотя дело происходило в день ангела князя Петра – 12 июля. Действительно, в тот день неожиданно выпал снег и предсказание Февронии сбылось.


Став мужем и женой, молодые едут в Муром, где в это время правил брат Петра – Павел.


В житии говорится, что они «любили чистоту и целомудрие и всегда были милостивыми». Летописи повествуют о том, что князь с княгиней были частыми гостями на княжеских свадьбах, что в их более чем скромном положении (власть принадлежала брату, а не Петру) свидетельствует об уважении святых супругов и особой благодати, почивавшей на них. Вскорости князь Павел умирает, и власть переходит по наследству к Петру, который начинает княжить в Муроме.


Муром, в силу своего исторического развития, как и все земли северной части Руси, был силен своей народной властью. Князь не имел такого авторитета, как в южных княжествах, потому ему приходилось считаться с мнением боярской общины. Настроенные против молодого князя, и тем более его незнатной жены, подогреваемые злобой своих жен, не желавших повиноваться дочери бортника-древолаза, бояре потребовали у Петра «отпустить» свою жену. Петр же, никогда не принимавший важных решений без совета с Февронией, отправил бояр к ней. «Повесть» описывает, как в качестве выкупа за свой уход из Мурома княгиня просит отдать ей то, что она желает. Получив уверение бояр, Феврония называет имя своего мужа Петра, давая тем понять, что самое ценное, что есть для нее в жизни – это князь Петр.


Князь Петр с женой покинули Муром и двинулись на лодке вдоль Оки в поисках пристанища. Время, проведенное ими в дороге, было наполнено многими событиями, характеризующими нрав и отношение святых супругов друг к другу. Так Феврония мудро обличает одного из слуг, разгоревшегося страстью к ней, поясняя, что женская природа, как та вода, что течет по разные борта лодки – одинакова, и не нужно смотреть на чужую жену, имея свою. Князь Петр, часто Падавший духом от сложившихся обстоятельств, всегда слышал от своей жены слова утешения и поддержки. Господь же не оставлял святую чету, являя им чудеса на протяжении всего их пути в изгнании.  


Прошло немного времени, когда скитающихся князей догнали муромские послы от бояр со слезным прошением вернуться и править ими как прежде. Осиротевший муромский престол стал вожделенной целью не одного знатного дома, потому, изрядно потрепав друг друга, бояре пришли к мысли, что лучше Петра им князя не найти.


Святые супруги по-христиански прощают своих обидчиков и возвращаются в Муром. Как повествует житие, дальнейшая жизнь княжеской четы была наполнена спокойствием, мудрым правлением, делами милосердия и подвигами благочестия.


Церковное предание не оставило сведений о том, были ли у святых супругов дети. Есть мнение, что Петр и Феврония жили в воздержании от супружеских отношений, сохраняя целомудрие. Однако предание историческое сохранило и другие версии. Согласно одной из них, у муромских князей была одна дочь – Евдокия, которая в последствии стала женой князя Юрьев–Польского Святослава. Согласно другой версии, у них было трое детей: два сына и дочь. Старший из сыновей был талантливым полководцем, и его ранняя кончина побудила святых князей уйти из мира и провести остаток дней в молитве, приняв ангельский образ. Достоверно никто не может этого подтвердить, но святые супруги действительно приняли решение оставить мир. Святой князь принял постриг с именем Давид, а его супруга с именем Евфросиния. Встречаться после пострига они уже не могли, но общались письмами.


Недолго ссудил Господь святым супругам прожить друг без друга в образе иноческом – менее чем через год князь Петр оповестил святую Февронию о приближающейся кончине и просил ее покинуть мир земной вместе с ним. Так и произошло: святые благоверные князья преставились в один и тот же день на Светлой седмице в апреле 1228 года.


По кончине своей святые супруги заповедали похоронить их в одном гробе, который предварительно был изготовлен. Однако у горожан было иное мнение, расхожее с желанием князей, считавших неподобающим класть в один гроб иноков. Однако, обнаружив чудесное обретение тел святых Петра и Февронии в одном гробе после их разлучения, просьбу святых исполнили, как они того желали.


Канонизация святых Петра и Февронии Муромских произошла на соборе 1547 года при митрополите Московском Макарии, хотя доподлинно известно о почитании святых как угодников Божиих среди православных еще задолго до этого события. У гроба святых молился еще государь всея Руси Иван III. А его потомок – царь Иван Васильевич (Грозный) молился у мощей святых князей перед штурмом Казани и после благоприятного исхода внес пожертвование на строительство нового храма над гробницей святых.


В XVII веке богатый муромский купец Тарасий Борисов, прозванный Богданом Цветным, построил каменный Свято-Троицкий собор и подал прошение правящему епископу об основании на этом месте Троицкого прихода девичьего монастыря. Главной святыней монастыря стали мощи святых благоверных князей Петра и Февронии.


После большевистского переворота, в декабре 1923, мощи святых были вскрыты для обследования, а затем переданы в музей как экспонат антирелигиозного отдела. Сам монастырь закрыли. На долгие горы прервалось всенародное почитание муромских чудотворцев. После падения советского режима в 1991 году Свято-Троицкий монастырь был возвращен Русской Православной Церкви и в нем начала возрождаться  монашеская жизнь. В сознании народа снова стали воскресать те вечные ценности, которые хранила и распространяла Церковь на протяжении многих веков. В календаре появился новый праздник – День семьи, любви и верности, – совпадающий с днем памяти святых благоверных князей Петра и Февронии, образ любви которых стал идеалом супружества для православных христиан.


Святые благоверные Петр и Феврония, молите Бога о нас!

Наверх